Форум » Соседние места » Ульянка » Ответить

Ульянка

admin: Общение по теме «Микрорайон Ульянка»

Ответов - 22, стр: 1 2 All

admin: Церковь Святого Митрополита Петра на Ульянке Ксения Табачник 26 Апреля 2018 (10 класс, Гимназия №209 «Павловская», Юношеский университет Петербурга). 1.3. Новый храм (1892-1917) Соседство теплого придела с главным храмом, отделенным лишь тонкою стеклянною перегородкой, развивало большую сырость в главном храме и способствовало «скорейшему разрушению древнего, довольно непрочно воздвигнутого и искалеченного равными пристройками храма». Перед причтом встала неотложная, но вместе с тем сложнейшая в финансовом плане работа. Требовалось немедленно приступить к капитальному ремонту храма или, разобрав до основания старый, приступить к строительству нового, более обширного и теплого, вполне отвечающего потребностям прихода. В скором времени притч получает долгожданную помощь в лице уроженца Ульянки, сына настоятеля церкви, протоиерея Петропавловского собора Иоанна Стефановича Нечаева. По его инициативе архитектором В.Ф. Харламовым был выработан новый проект ремонта церкви. Им были привлечены благотворители, по свидетельствам Дурнева, а также Сергея Шереметева, давшие на постройку около 30-ти тыс. рублей: «…Мысль о святом деле, возникшая в среде местного духовенства и прихожан, нашла себе и добрых помощников, и исполнителей. Горячо откликнулся на это дело уроженец Ульянки, сын настоятеля церкви, протоиерей придворного Петропавловского собора, ныне умерший, Иоанн Стефанов Нечаев. Своему, уже ветхому денми отцу, он принес на помощь в этом деле всего самого себя, свою энергию, свой труд и все свое уменье. И, действительно, подвигом добрым потрудился в воссоздании и сооружении нового храма о его инициативе выработан был архитектором В.Ф. Харламовым проект ремонта храма. Им были привлечены благотворители, давшие на постройку около 30 тысяч рублей. Первым и главным жертвователем на сооружение храма явился высокий постоянный благотворитель церкви Гр. А.Д. Шереметев…». Об архитекторе нового храма мне следует сказать особо. Обратившись к наиболее полному справочнику «Архитекторы и строителей Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века», я узнала, что В.Ф. Харламов (1860-1907), сын известного архитектора, крупного автора русского стиля Ф.С. Харламова, служил в Главном управлении Государственных Коннозаводства (1884-1890), почт и телеграфа (с 1889), ТСК МВД (с 1889). Вел работы для л.-гв. Егерского полка (1884-1891). Являлся автором изданий по сельскохозяйственному строительству, художником-иллюстратором и прикладником. Проектировал здания для Одессы, Аккермана. Построил дачи в Дудергофе, Красном Селе, близ Луги, церковь под Шлиссельбургом, скит в Елизаветине. В списке работ архитектора названа Церковь Св. Петра Митрополита (1890-1892). Когда был окончательно разработан проект всех необходимых ремонтных работ, местными прихожанами, с разрешения Епархиального Начальства, была образована строительная комиссия в составе председателя настоятеля церкви протоиерея С.И. Нечаева, его сына, тогда еще священника, И.С. Нечаева, который был избран делопроизводителем, а также: диакона В.Н. Краснопевкова, псаломщика Е.Н. Краснопевкова, Ив. А. Загорскаго, А.А. Апакушина, Ив. Ил. Балабонина, Я.М. Тупорылова, Д.М. Тупорылова, В.Ф. Ухина, Ф.П. Шлякова, В.С. Волкова, Н.В. Горскаго, Д. Ив. Лебедева, А.П. Павлова, Н.Т. Трофимова. Дурнев отмечает: «…Работы по сооружению нового храма начались летом 1886 года устройством в большом дачном доме временной церкви. В конце июня началась разборка старого здания церкви. При разборке вполне подтверждалась: крайняя непрочность здания церкви особенно в западной позднейшей пристройке, где оказалась мелкота фундамента всего в 11/2 аршина, сквозные щелки в стенах и крайняя негодность материала. В следствие этого решено было разобрать всю церковь до основания и на том месте воздвигнуть новый храм по новому, несколько измененному, проекту. В 1887 году окончательный проект был составлен и подлежащим начальством утвержден к постройке. Постройку представилось возможным начать по изготовлению рвов для фундамента еще в 1886 г. 9 августа был положен первый камень в основание фундамента. 28 сентября торжественно была совершена закладка нового храма, и осенью того же года выведен был фундамент с цокольной облицовкой почти до первого ряда окон…». По свидетельствам Дурнева, всего поступило пожертвований по 1887 год 30,261 р. 29 к., израсходовано же было на материальные работы около 44 т. руб. Наличные средства комиссии истощались, в следствие чего к концу 1887 года долг комиссии составил около 14 т. руб. За недостатком средств постройка храма должна была на некоторое время приостановиться. В таком положении постройка оставалась до 1891 года: «…В строительный период 1887 года стены храма были выведены до сводов во всех своих частях и в куполе; на колокольне же возведен первый ярус окон, над западною, северной и южной частями храма сведены и разбучены своды, и все здание покрыто до нового начала работ временною крышей…». В то же время в истории церкви происходит ряд важных событий. В 1888 году дворянка Елена Павловна Савина, проживавшей на соседней даче, с разрешения Епархиального Начальства принесла в дар: четырехконечный, в глухом сребропозлащенном окладе, небольшого размера крест с 51 частицей Св. мощей и других святынь, обозначенных на обратной стороне креста. Дурнев сообщает, что в период написания очерка данный крест находился в золоченном киоте у правого клироса. Восьмиконечный напрестольный, в серебряном окладе со всех сторон, крест, также с частицами Св. мощей, заключенными в особом углублении в подножии креста, обделанном серебром с бирюзой и прикрытая сверху горным хрусталем. Оклад на кресте, устроенный купцом В.В. Васильевым, постоянно находился на Св. Престоле главного придела, а в установленные дни выносился для поклонения. В 1891 году уже при новом настоятеле, священнике В.И. Дурневе, авторе цитируемого очерка, у церкви появились щедрые благотворители в лице петербургского купца, потомственного почетного гражданина столицы, Ильи Петровича Коняева, исполняющего должность управляющего имением Параскевы и Софии Федоровны Ильиных, а также Казимира Иеронимовича Рудомино, умершего к моменту написания очерка. С разрешения епархиального начальства, под наблюдением архитектора В.Ф. Харламова и отца благочинного протоиерея В.П. Мудролюбова, они взяли на себя все финансовые расходы на окончание постройки храма. Работы по окончании церкви начались ранней весной 1891 года, и уже осенью в октябре «были подняты на главах кресты, а на колокольне колокола». Внутренняя отделка не заставила себя долго ждать. Стены были отштукатурены и покрыты светлопалевой клеевой краской, настланы полы, в главном приделе поставлен новый двухъярусный золоченый с резьбой иконостас, и церковь в конце января 1892 года была готова для освящения. Его описание дает все тот же Дурнев: «… Новый храм – пятиглавый с двумя шатрообразными башенками над входами северным и южным, восьмиугольною колокольнею, заканчивающеюся шатрообразным острым верхом с маленькою главкой под крестом. Длина всего храма 17 сажен, ширина 11 сажен, высота 14 сажен, рассчитан на помещение 1,000 человек. По наружному виду представляет правильный четыреугольный крест, удлиненный в западной части в стиле Московско-Ростовских церквей XVI века. Внутри разделен колоннами на три части с большею среднею и небольшими арочными отверстиями в правой и левой части для входов в приделы. В средней подкупольной части храма главный придел соединяется с двумя боковыми большими арками, уставленными на широких пилонах. Восточная часть храма занята тремя алтарями, сзади главного алтаря устроено помещение для ризницы, у северного придела небольшая комната для раздаванья с выходом в церковную ограду…». По расчетам архитектора, на строительство потребовалось около 50 т. рублей. В распоряжение строительной комиссией на сооружение храма было пожертвовано 38,892 р. 21 коп., израсходовано же 43,023 р. 93 коп. Дурнев приводит общий список лиц, пожертвовавших средства на сооружение храма. В списке указано 43 фамилии. Встречаются очень известные имена, например, братья Александр и Сергей Шереметевы (напомню, что именно Сергей Дмитриевич являлся автором книги «Ульянка»), которые внесли 20,050 рублей, а также Головины, Бобринские. Первым человеком в списке стоит протоиерей Иоанн Сергиев (Кронштадтский), пожертвовавший 200 рублей, что оказалось для меня настоящим открытием. Как известно, Святый праведный отец Иоанн Кронштадтский почитался весьма широко как великий молитвенник, чудотворец и прозорливец уже при жизни. О чудесах его знали по всей России. Излечивались молитвою и возложением рук о. Иоанна самые тяжкие болезни, когда медицина терялась в своей беспомощности. Исцеления совершались как наедине, так и при большом стечении народа, а весьма часто и заочно. Достаточно было иногда написать письмо о. Иоанну или послать телеграмму, чтобы чудо исцеления совершилось. Достойна восхищения и роль Иоанна Кронштадтского в отношении женских скитов и монастырей. В частности, при его непосредственном участии была основана женская обитель в его родном селе, а также в Петербурге на Карповке. Многие монастыри он поддерживал, способствуя их расширению, благословляя поступление в них сестёр, служа в монастырских храмах. С помощью святого был построен и изучаемый мною Петровский храм. Портрет и икону Святого праведного отца Иоанна Кронштадского смотри в [Прил. 12]. Дурнев пишет, что: «…Недостаток сбора покрыт церковными средствами. С этого времени по милости Божией и молитвам Св. Петра начались особенно светлые дни для храма. Господь послал щедрых благотворителей, которые своими жертвами послужили и украшению храма…» На пожертвованные средства по рисункам В.Ф. Харламова были сооружены семь больших киот для особо чтимых образов, ремонтирована церковная утварь. Некоторые древние образы, по словам Дурнева, были восстановлены известными реставраторами Императорского Эрмитажа гг. Сидоровыми. Ко дню освящения храму был подарен новый кипарисный престол местным владельцем дачи С.А. Яковлевым, а канделябры на престол – постоянным благотворителем храма П.М. Ивановым (позже, в 1897 г., им же будет пожертвована и большая золоченая бронзовая люстра о 40 свечах для главного придела). Вдова Коммерции советника А.А. Петровская в 1891 году дарит храму богатое, золоченой парчи с шитыми по золотому глазету оплечьями, с образом Петра Митрополита на ризе, полное облачение для священника, диакона и псаломщика, по мнению Дурнева, стоящее немалой суммы, около 2-х тысяч рублей. Это облачение пожертвовано вдовой в память ее рано почившего супруга, усердного благотворителя и посетителя храма, Максима Ермолаевича Петровского. Позже ею будут принесены в дар металлические золоченые резной работы хоругви. Петербургский купец П.Ф. Устинов в это же время пожертвовал плащаницу, шитую золотом по бархату, с посеребренным футляром в виде гроба. Таким образом, мы видим, что каждый их прихожан стремился внести свой посильный вклад в церковь: одни средствами, другие – скромным трудом. Так, Дурнев указывает, что многие девицы-прихожанки храма, по приглашению причта, с особым усердием являются в храм и в течение нескольких дней совершают омовение и чистку серебряных окладов на иконах, лампад и других предметов церковного украшения, а семьи священно-церковно-служителей усердствуют шитьем различных пелен и облачений для нового храма. Мужская половина прихода является в приход для переноски и установки в церкви икон, киот, подвесок люстр, лампад и выполнения других необходимых работ: «…Одним словом, подводит итого Дурнев, все, кто мог и как мог, пришли на помощь причту в этом святом деле. Благодаря чему и новый храм при всей бедности церковных средств благолепно украсился ко дню своего освящения…». 9 февраля 1892 года, с благословения Приснопамятного Святителя Исидора, Митрополита С.-Петербургского, храм был торжественно освящен Преосвященным Викарием С.-Петербургским Антонием, тогда еще Епископом Выборгским, в сослужении Высокочтимого Протоиерея отца Иоанна Сергиева (Кронштадского) и многочисленного духовенства. Как отмечает Дурнев: «…Благоговейная радость прихожан, увидевших свой новый храм, красивый снаружи и благолепно украшенный внутри, наконец освященным, - не поддается описанию. Слезы радости и умиления виднелись у всех; благодарственные молитвы Господу Богу и Его небесному угоднику Петру, покровителю храма, о здравии храмоздателей и благотворителей могучей струей лились из благоговейно настроенных сердец причта и прихожан. Это был для нас воистину светлых праздников праздник. Забыть эти светлые минуты благоговейного восторга нельзя никогда. Согласно источнику, по воле императора Александра III, принявшего во внимание историческое значение храма, из С.-Петербургского Артиллерийского склада, было пожертвовано 1,500 пудов железа на связи и 300 пудов меди на колокол. А весною 1892 года на пожертвования местных огородников, уроженцев Ярославской губернии по преимуществу Ростовского уезда был отлит большой колокол в 265 пудов, а на средства двух благотворителей: В.К. Лапшина и Д.Т. Калачева перелиты и остальные колокола. К этому же времени петербургским купцом М.И. Кирпичевым на поминовение о здравии его семьи был пожертвован напрестольный ковчег работы Овчинникова, стоивший около 400 рублей. В июне 1892 года на средства потомственных владелиц местной усадьбы Прасковьи Федоровны и Софьи Федоровны Ильиных, уже упоминающихся выше как несомненные щедрые благотворительницы храма, был отделан правый придел храма. Его посвящают тезоименитым святым семейства Ильиных, а именно – св. Пророку Предтечи, Крестителю Господню Иоанну и св. Великомученику Феодору Стратилату. К концу июля правый придел был окончен и окончательно снабжен всей необходимой церковной утварью, а 30-го числа был торжественно освящен владыкой Антонием. В 1894 году Граф Александр Дмитриевич Шереметев со своею супругой Марией Федоровной (а как уже упоминалось мною выше, Шереметевы на протяжении всего существования храма являлись его самыми щедрыми благотворителями) выразили желание в левом приделе церкви, к тому времени еще не до конца отделанном, устроить внизу склеп для своего семейства, а над склепом придел во имя Тезоименитых им Святых Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского и Св. Равно-Апостольной Марии Магдалины. С разрешения Епархиального Начальства данная просьба была уважена, и уже в 1895 году левый придел со склепом внизу был отделан. Работы проводились под наблюдением придворного архитектора А.А. Бруни. Облицовка склепа с лестницей и баллюстрадой из белого мрамора была сделана известной скульптурной мастерской Ботта; стены украшены орнаментами и живописью мастерской Г. Молинари; образа для склепа и иконостаса изготовлены обществом художников; в окна поставлены цветные стекла работы магазина Эрленбаха; придел снабжен был всей необходимой утварью и полным облачением для двух перемен. 24-го августа, в день храмового праздника Св. Петра Митрополита, новый придел со склепом был торжественно освящен. По сведениям, изложенным Дурневым, присутствовали «сам Владыка Митрополит Палладий» с «преосвященным Викарием своим Назарием, ныне епископом Олонецким» в сослужении с о.о. архимадритов, протоиерея о. Иоанна Сергиева (Кронштадского) и многочисленного духовенства: «…Новоосвященный придел, тогда же получивший среди прихожан название Графского и Шереметевского, и ныне поддерживается теми же благотворителями в таком же благолепии. Ремонты в этом приделе с неослабляющимся усердием высокими благотворителями производятся ежегодно…». Устройством левого придела, однако, отделка храма не окончилась. Так, внутренние стены, за исключением левого придела, не были украшены живописью, оставались под клеевой краской, оставляя впечатление пустого храма, несмотря на сравнительное богатство церковной утвари. Как отмечает Дурнев: «… В 1898 году одним лицом, пожелавшим остаться неизвестным, в наш храм пожертвована «Голгофа», с изображением распятого Христа с предстоящими Богоматерию и Апостолом Иоанном Богословом. В марте сего года дачевладельцем М.П. Шляковым в главный придел принесена в дар богатая люстра, о 30 свечах, работы Морозова…». В 1899 году, т.е. в год написания Дурневым очерка, в виду наступающего столетнего юбилея прихода, по предложению причта, среди членов попечительства и прихожан возникло желание украсить храм внутреннею стенной живописью. «Святое желание нашло в себе и доброе исполнение». По словам автора, как только стало известно об этом прихожанам и постоянным благотворителям храма, как щедрые благотворения были принесены на святое дело. Живо откликнулись и рабочие Путиловского завода. С разрешения администрации завода они собрали более 700 рублей. В распоряжении причта находилось около 2,500 рублей, что дало возможность приступить к исполнению замысла. Решено было начать отделку живописью масляными красками, перенести иконостас главного придела, устроить новую решетку вдоль шоссе по всей церковной даче. К началу апреля иконостас был установлен на новом месте, открыв большое пространство для молящихся, а стены храма стали украшаться живописью и орнаментами. Руководил работами преподаватель училища технического рисования барона Штиглица Н.И. Блинов, бесплатно составивший эскизы для росписи. Празднование столетия церкви в 1899 году, совпавшее почти с двухсотлетием основания храма на Ульянке, стало последним знаковым событием в его жизни. Божественную литургию совершил высокопреосвященный Антоний, митрополит петербургский и Ладожский; помимо этого, в службе приняли участие настоятель Сергиевой Пустыни архимандрит Варлаам, протоиерей Иоанн Сергиев (Кронштадтский), настоятель храма Василий Дурнев и другие священнослужители. По сообщению Петербургского листка: «…весьма стройно пел хор местных певчих, разучивший много … песнопений. Во время запричастного стиха священник отец Николай Павский сказал слово, в котором указал историю храма и важность празднуемого события. Перед чтением молитвы Господней высокопреосвященный Митрополит посвятил в сан дьякона при церкви псаломщика Николая Петропавловского. По окончании литургии кругом храма в предшествии святых икон и хоругвей при участии митрополита и всего духовенства был совершен крестный ход, причем на всех четырех сторонах храма были отслужены краткие молебствия. Стечение народа было громадное; большинство за неимением места в церкви молилось на паперти и в ограде храма. По окончании духовного торжества в квартире настоятеля отца Василия Дурнева высокопреосвященному митрополиту, отцу Иоанну Сергиеву, духовенству, приглашенным лицам и почетным прихожанам была предложена трапеза. В числе присутствовавших на торжестве находились также: председатель земской управы В.Н. Маматов и директор больницы Всех Скорбящих А.Е. Черемшанский. На память о событии всем присутствующим были розданы серебряные жетоны и брошюры, составленные отцом Василием Дурневым по поводу столетия прихода и церкви Святого Петра Митрополита…». В [Прил. 13] я поместила историческую фотографию, запечатлевшую храм 24-го августа во время празднества с освящением нового, третьего, придела во имя Св. Благовер. Вел. Кн. Александра Невского и Св. равноапост. Марии Магдалины. В июле 1897 года на долю местных прихожан и учеников выпало большое событие: им довелось вблизи церкви у придорожной часовни приветствовать императрицу Марию Федоровну, следовавшую со станции Лигово в больницу Всех Скорбящих. На Петергофском шоссе у храмовой часовни императрице была приготовлена торжественная встреча. Как свидетельствуют источники: «…устроен был помост, обшитый ковром и обставленный тропическими растениями; положен храмовый образ Святого Петра Митрополита, святой крест и евангелие со святой водой. У помоста ожидал прибытия царственной особы причт с хоругвями и крестом и депутация от прихожан с хлебом-солью и букетом цветов. По Приближении к часовне Ее Величество… изволила выйти и приблизиться к амвону. Священник Н.М. Павский имел счастье приветствовать Ее Величество краткой речью и выразить живейшую радость всего населения по случаю прибытия Ее Величества; при чем удостоился поднести в серебряном окладе художественной работы образ Святителя Петра Митрополита. Депутация от прихожан во главе со старейшим членом прихода С.И. Богомоловым и церковным старостой Д.М. Задворновым имели счастье поднести Ее Величеству на серебряном блюде хлеб-соль и роскошный букет цветом, перевязанный широкой белой лентой. Обожаемая Государыня со свойственной… царственной приветливостью милостиво изволила принять подношения и благодарить подносивших. На обратном пути следования… Ее Величество… снова изволила иметь остановку для смотра пожарной дружины имени Петра Великого. Во время остановки Ее Величество милостиво удостоила беседой настоятеля церкви священника Василия Дурнева… Ее Величество … изволила расспрашивать о времени сооружения храма; при чем священником было доложено, что большой колокол, приветствовавший шествие Ее Величества, отлит из меди, Высочайше дарованной в Бозе почившим незабвенным Государем Императором Александром Третьим…». О чем мне рассказали метрические книги? Важной частью моего поиска являлось изучение метрических книг церкви Петра Митрополита на Ульянке, хранящихся в Центральном государственном историческом архиве. Данные документы представляют огромную значимость: по изложенным в них данным можно судить не только о соотношении социальных слоев среди прихожан, но и о показателях рождаемости и смертности в данной местности. Результаты моих исследований я поместила в диаграммы [см. Прил. 14] и таблицы [см. Прил. 15]. Информация в них размещена по десятилетиям – с 1870-х гг. по 1900-е гг. При этом, самая ранняя метрическая книга, просмотренная мною, датируется 1824 годом, а далее следует довольно продолжительный пробел, что свидетельствует об утрате церковных документов, возможно, в следствие революционных потрясений в 1917 году. Следует отметить, что данные, размещенные на диаграммах, свидетельствуют о скором росте населения, в особенности, среди крестьянства и мещанства. Так, мы можем заметить, что в 1900 году родился 1361 ребенок, в то время как в 1876 году – всего 202. В 1824 году родилось же наименьшее число детей – 141. Самыми распространенными именами для мальчиков на протяжении 1870-1900 гг. были Василий, Федор и Николай, Петр, а для девочек – Татиана, Мария, Анна, Александра. Число браков, заключавшихся в данной местности, значительно возрастает: с 19 пар в 1878 году до 107 пар в 1894 году. Показатели смертности среди мужчин несколько выше, чем среди женщин – примерно на 1/3. В 1894 году показатели умерших наиболее высокие – 306 человек.

admin: Церковь Святого Митрополита Петра на Ульянке Ксения Табачник 26 Апреля 2018 (10 класс, Гимназия №209 «Павловская», Юношеский университет Петербурга). Глава 2. Переломный 20 век. 2.1. На закате эпохи Империи К 1917 году храм на Ульянке переживал пик своего могущества. Согласно источникам, территория прихода включала в себя Петергофское шоссе со всеми боковыми улицами и деревнями от Новоовсянниковской улицы и Огородного переулка до Новознаменской дачи включительно и деревень Старое и Новое Паново в сторону Красного Села. К двум тысячам постоянных прихожан добавлялись временные прихожане в лице рабочих Путиловского завода. 2.2. Революция. Довоенное время Информация о жизни храма на Ульянке после 1917 года крайне скупа. Согласно справочнику Н.Ю. Черепиной и М.В. Шкаровского, с 1917 по 1925 гг. официальным настоятелем церкви являлся Александр Васильевич Охонский. В 1919 году был зарегистрирован Устав Ульянковской приходской общины, а церковь была передана верующим. Обратившись к архивным источникам, я обнаружила регистрационные карточки всех священнослужителей религиозного культа Ульянковской церкви 1922 года: Павла Николаевича Покровского (48 л.), Александра Васильевича Охонского (52 г.), Николая Александровича Листова (46 л.), Василия Васильевича Сутского (43 г.). Особого внимания заслуживает регистрационная карточка церкви, составленная 11 сентября 1922 года. При этом сама церковь упоминается в документе как Приходская Ульянковская Св. Петра Митрополита и приписная кладбищенская на Красненьком и числится по адресу ул. Стачек, 156. В регистрационной карточке приведен список членов двадцатки: Ф.Д. Ильин, М.А. Загарский, Г.Е. Карелин, С.М. Хайлов, Алекс. Яковл. Тупорылов, Алекс. Н. Гоерц, Г.И. Монахов, И.Д. Смыслов, И.Н. Брызгалов, Г. М. Красавин, С. И. Шевяков, М.Г. Злаков, Андр. Вас. Бурмистров, М. Кожанов, Ф.Е. Анисимов, П. Алекс. Семенов, Е. Волков, М.И. Лебедев, а также дата переизбирания двадцатки – 5 марта 1922 г. Следует упомянуть и приведенную ниже дату отчуждения церковной земли – 1918 г., а также информацию о передаче метрический книг в 1919 г. В Гражданский отдел Петерг.-Нарвского района. Переписка с Центральным Продовольственным комитетом продовольственной управой и церквами, начатая 2-го февраля 1917 года, а законченная в августе 1919 года, подтверждают факт, что церковь Св. Петра Митрополита Московского продолжала работать и после революции. В данном историческом документе приводится «Список церквей, монастырей и подворий, коим назначена мука для печения просфор на декабрь 1917 г.». В нем представлены действующие святыни г. Петрограда, и среди них присутствует и Ульянковская церковь, значащаяся под номером 25. В архивных данных приводятся финансовые отчеты церкви за 15 сент. 1917 – 15 сент. 1919 гг., согласно которым основная часть доходов храма поступала от продажи свечей и огарков, а также опись церковного имущества. Архивные документы свидетельствуют о том, что в еще в 30-е годы церковь Святого Петра Митрополита являлась действующей, однако, по неизвестной причине не состояла на учете в бюро охраны памятников, что является крайне удивительным, если учитывать всю ее историческую значимость. 2.3. Великая Отечественная Война Согласно справочнику Н.Ю. Черепиной и М.В. Шкаровского, последним настоятелем храма являлся Александр Иоаннович Виноградов (с 1935 г.). В 1940 году церковь в Ульянке была закрыта. Однако с марта 1941 года храму было разрешено исполнять функции кладбищенской церкви в связи с тем, что церковь на Красненьком кладбище «сгорела до основания». В годы Великой Отечественной войны церковь находилась на линии фронта, из-за чего была сильно разрушена. В таком виде здание простояло до 1947 года. Тогда же по решению властей того периода руины церкви, частично пострадавшей в годы Великой Отечественной войны, были снесены, и через то место в 1963 году при строительстве 1-го квартала Ульянки прямо по месту, где стояла церковь, была проложена улица Лёни Голикова. Глава 3. Настоящее. Судьба распорядилась иначе. В 1991 году начинается возрождение храма во имя Святителя Петра Митрополита – на пустыре, еще не застроенном жилыми зданиями. Как утверждает первый и единственный настоятель храма, архимандрит Иринарх (Соловьев), небольшой храм из деревянного бруса построен на месте самой первой деревянной церкви, где Петр впервые услышал радостную весть о победе над шведами – на живописном возвышении Ледеринового уступа, углу проспекта Стачек и улицы Лёни Голикова. Архимандрит Иринарх (Соловьев) на страницах православного журнала «Вода живая» делится своими воспоминаниями о начале строительства новой церкви: «…Когда меня назначили настоятелем этого прихода в 1992 году, мы на табуретке служили молебны. Под дождем и снегом, — делится архимандрит Иринарх. — Сколько было волнений! У нас крали стройматериалы, творили нам пакости, денег не было. Первые прихожане, как милостыню, ходили и собирали деньги на строительство. Христовы люди, так я их называю…». По словам старосты прихода, Виктора Лущика, отца Иринарха назначили «служить на пустое место», когда в основании будущей церкви было сложено только четыре бревна! Работы заняли около 10 лет, в 2001 г. Закончились постройкой притвора и звонницы над ним. Однако новый храм был освящен на 6 лет раннее – 2 октября 1994 года архимандритом Иринархом (Соловьевым). 18 октября 1994 года, в день памяти святителей Московских, великое освящение храма совершил митрополит Иоанн (Снычев). Из прежнего храма сохранилась лишь главная святыня — храмовый образ святителя Петра, митрополита Московского. Его обнаружили на подворье Оптиной Пустыни, куда она была передана из фондов Казанского собора, тогда музея. Когда приход обратился с просьбой о возвращении, братия подворья великодушно согласилась. Остальные же святыни были бережно собраны как самим настоятелем, так и прихожанами. По словам архимандрита Иринарха (Соловьева) на страницах журнала «Вода живая»: «…Икону благоверного князя Александра Невского нам пожертвовали, мы отреставрировали её, повесили достойную лампаду. А этот крест я нашел и купил в комиссионном магазине в «Пассаже», когда однажды прогуливался по Невскому. Эту икону Божией Матери «Нечаянная Радость» я принес из дома…<… Иконы в церкви старинные, намоленные. Всё, что вы видите, мы имеем милостью Божией и стараниями прихожан и сподвижников. Уже 24 года на этом месте мы созидаем… >…». Со страхом вспоминают пожар, охвативший храм десять лет назад, в 2007 году. В чердачном куполе произошло короткое замыкание. К счастью, пожарная часть располагалась недалеко, поэтому предотвратить беду получилось быстро. Архимандрит Иринарх вспоминает на страницах журнала: «…Бог судил нам успеть вынести все иконы, но облачения в ризнице и само здание сильно пострадали. Пришлось многое восстанавливать и приобретать заново…». 26 марта 2014 года при Храме Святителя Петра митрополита Московского с благословения Архимандрита Иринарха был создан благотворительный фонд развития и поддержки православия «Батюшка». Первостепенной задачей фонда "Батюшка" является возрождение каменного Храма Святителя Петра Митрополита Московского Всея России Чудотворца. Любой желающий может внести в фонд посильные пожертвования на развитие и возрождение Ульянковской церкви. Заключение В заключение следует добавить, что в своей работе я постаралась всесторонне исследовать историю церкви, начиная с ее первого появления в первой четверти 18 века и заканчивая нашим временем. Мною была выполнена каждая поставленная в начале исследования задача. Обратившись ко всем доступным для меня источникам, начиная с научной литературы и заканчивая архивными источниками, я собрала, обобщила и систематизировала весь необходимый материал, отразивший историю храма и участка Петергофского тракта, на котором он стоял, а также смогла дополнить его новыми данными. Это помогло мне не только дать полное описание архитектурного убранства церкви и ее святынь, но и, изучив метрические книги прошлых веков, выявить социальный состав прихожан храма. Обратившись к современным источникам, а также к священнослужителям современной церкви св. Петра Митрополита, я сумела проследить судьбу храма в наше время. Как исследователь, а также житель нашего прекрасного города, я убеждена, что сохранение памятников – это сохранение памяти, исторического облика города и памяти каждого человека о своём доме, о своём городе, о своей жизни. Несомненно, мы обязаны бороться за сохранение памятников истории и культуры, ведь таким образом мы сохраняем и историческую память обо всём, что нас окружало и должно окружать. Мы должны беречь уникальный исторический облик родного города. Наш долг – сохранять памятники истории и культуры, так мы сохраним историческую память, установим связь с прошлым, без которой немыслима любовь к Родине.



полная версия страницы