Форум » Военные фотографии » Немецкий опорный пункт «Платформа» » Ответить

Немецкий опорный пункт «Платформа»

иван: Выделяю эту ветку по странному объекту «Платформа» под Старо-Паново. Ныне это территория находится под ВПП Пулково-1. Пока можно сказать, что это был военный или режимный объект (например, завод-шарашка). Расположен вдали от посёлков, дорога от Старо-Паново охранялась КПП в километре от объекта. Обнесён высоким каменным забором с проволокой под напряжением и прожекторами по углам. Двухэтажный жилой дом в северо-западном углу территории. В середине стояла водонапорная башня (4 этажа). Другие здания были одноэтажными, но с глубокими подвалами (3 м), стены толстые (до 90 см), снаружи выкрашеные зелёной краской. Окна обычные деревянные, без решёток. Столовая и кухня была в подвале одного из зданий. Был деревянный сарай-склад с радиотехнической аппаратурой. На крыше главного здания стояли две большие антенны на мачтах(передача). Рядом с этим зданием находилось также антенное поле (приём). На небольшой кирпичной будке висел колокол. Было четыре лошади. Объект начали строить примерно в 1938 году. В 1941 его захватили немецы и сделали опорным пунктом своей обороны. В дневнике немецкого солдата есть упоминание "радиорубки" и работы по отпиливанию антенных мачт (видимо, для строительства землянки). Также упоминание печки, сделанной из корпуса какого-то аппарата.

Ответов - 134, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

FloMaster: Это вид на южный участок "Платформы". Обстреленная с наших позиций северная часть/стена башни.

Titan: Мои товарищи вспоминают, в начале семидесятых копали они там один колодец (не остатки водонапорной башни, там, похоже, была квадратная куча кирпича и торчала толстая труба), вернее больше походило на шахту, бетонный квадрат, сверху типа швеллера и остатки мощного двигателя. Заполнен доверху водой с глиной, начали копать, пошли скобы, как лестница, вниз по стене. Метрах в двух на глубине докопались до расширения, типа каморки с хламом немецким, а ход так вниз и уходил. Они его пощупили, дна не нащупали и решили, да ну его нафиг... Много было тогда более легкого для извлечения. Почти все лето ежедневно окрестные пацаны жгли немецкие ящики и бахали патроны и всякую жбонь. Тогда же со взлетки они позаимствовали экскаватор, завели и два дня копали обрушившийся подвал, черпая воду с кирпичами и всякой ерундой, пока топливо в нем не закончилось. Эпизод в узких кругах очень известный.

иван: Мемуары 20-летнего Gerhard Friedrich Dose http://www.collasius.org/ZEITZEUGEN/1941-00-dose/41dose07.htm В течение некоторого времени мы в расположении первого батальона к югу от Урицка в так называемом электрозаводе (E-Werk). Что он на самом деле производил - мы не можем понять. Эти неведомые здания стояли за высоким деревянным забором. В каждом углу забора были установлены прожектора, освещающие ночью именно сам забор. Возможно, они опасались диверсантов или предателей. В любом случае этот завод имеет водонапорную башню, которая стоит на открытом грунте. Эта водонапорная башня - теперь наш наблюдательный пост. Отсюда вы можете увидеть шпили старого царского города Санкт-Петербурга и новые, так называемые, гиганты Ленинграда. С этой "башни" мы просматриваем всю передовую. Много раз мы наблюдали сражения с этой "башни", и "наматывали на ус". В добрых сотнях метров от "башни" стоят наши орудия. Стены подковообразной формы дают некоторую защиту. Двум нашим взводам придется жить совместно с людьми из оперкоманд в помпезно обставленных подвалах. В них мы нашли полки, крючки и лампы, и я даже заметил одну печь. У одного из оперов уже было три месяца сидения в блиндаже на русском фронте. Там были получены от противника несколько сотен гранат приветствия. Здесь мы уже испытали дождь, грязь, солнце, холод, мороз (в сентябре), есть уголь, еда в хорошем качестве и количестве, огонь, листовки советов, также, как и благословение обстрелом и мирную жизнь. В общем, мы жили здесь более или менее спокойно. Некоторые наши сказали мне, что провели время в зоологических питомниках. Тем не менее, это ушло. В стрелковых ротах иногда было много вшей. В "башне" также опорный пункт 21 см артиллерийской батареи. Мы с ними вместе прожили это сложное время. Мы были вместе «стойкими оловянными солдатиками», и вместе отбивались от русских войск. В деревянном сарае, который ранее был радиоскладом (Radiolager) стоят наши четыре лошади впряжённые в маленький русский передок, к которому мы прицепляем наше орудие. («Передок» - двухколёсная повозка для снарядов и прицепки артиллерийского орудия.) Лошади стоят довольно плотно, но это ерунда. Еды они получают достаточно. Каждую ночь их кормят. Но теперь я, наконец, хочу закончить воспоминание об этом дне. Вчерашний вечер не был спокойным. Даже русские начали вчера с более мощного артиллерийского огня. 01 Oktober 1941 Сегодня мы хотим построить укрытие в нашей башне. Этим утром мы снова услышали радио. Петер Игельхоф порадовал нас некоторыми фортепианными пьесами 02 Oktober 1941 Сегодня мой день рождения. 20 лет я уже смотрю на этот мир. Наши друзья минометчики принесли нам пилу по металлу. Я и Hesing пошли пилить мачты, которые находятся на территории этого странного предприятия. Когда мы пилили мачту, было неспокойно. Когда мы были у второй мачты, в дом попал снаряд. Черепица так и разлетелась в воздух. Мы юркнули в башню. Когда мы были в башне на обеде, упало несколько тяжелых снарядов около неё. Всё тряслось и гремело. Мы бросились в подвал лейтенанта Маттиаса, нарушив субординацию... Неохотно мы вернулись в башню и съели наши порции. После продолжили строительство укрытия. Мы хотели сделать хороший блокгауз, но после попадания крупного снаряда это стало неактуально. После долгих размышлений было решено перенести укрытие на другую сторону дороги. Вход мы хотели изменить и таким образом сделать более безопасным. Сверху должны быть камни. Лейтенант Мюнстерманн хотел прежде всего установить печь и построить второй вход. Wenkel и я были не согласны, чтобы сделать начатую работу. Мы некоторое время препирались... Лейтенант Мюнстерманн хотел жить в блиндаже один. А мы должны построить себе новый блиндаж поблизости. Гюнтер Венкель и я начали строить сразу же в сумерках. Перебежчик сообщил, что перед нами батальон 35-го полка. При последнем крупном нападении батальон потерял 40 человек, так что оставалось всего лишь 70 мужчин. Еще сказал, что два тяжелых танка, выбывшие из строя, были заменены. Сказал, что батальон имеет задачу отбросить нас из станции. Мы забеспокоились. Так, когда мы спали в своём новом блиндаже, нам было не спокойно. 03 Oktober 1941 Одиночные выстрелы разбудили нас. Мы поднялись на башню и увидели около 30 русских рядом с деревянным забором. Заговорил наш пулемет. Сработали две растяжки. Но проклятые русские двигаются всё ближе к заводу. Сегодня утром я мог повидать Хайна и Людеманна, когда их сменили другие водители. Людеманна русские застали, когда он давал лошадям сено. Да, здесь разговаривают пушки, а не хлопушки. Одна из лошадей получила осколок. Вчера фюрер сказал, что сейчас предпринимается последнее решающее наступление на Востоке, когда Россия падет; как и где он не сказал. Я так не думаю, что Россия капитулирует, ведь есть радикальные большевики, которые, вероятно, выстраивают идейную линию, а потом оставьте Россию русским. Погода очень красива, безупречное солнце, короче говоря, стоит летняя погода. Надеюсь, что она такой и остается. Всего два перебежчика вернулись. 2-й полк пришел на смену 35-му. Полк будет воевать в первый раз. Таким образом, русский снова за нас. Он сказал: "Этот хлеб я не отработал", когда держал небольшой кусок хлеба в руке. Вечером было полбутылки пива и немного коньяка. Это было неплохое Abwechs-lung. Да, добрая половина литра! Сейчас планируют перевести нашу позицию на середину "западной стены". Есть несколько минных полей, растяжки и другие шутки сделаны. Первая траншея останется у забора этого завода. Вторая - около 300 метров к дороге. Наша новая позиция поэтому дальше. В очень хорошей траншее мы нашли идеальное место. Вчера вечером около 11 часов мне дали осмотреть огневую позицию. Это хорошая небольшая щель лежит далеко влево. Люди в ней не могут свободно двигаться. Так мы сидим в этой траншее. Несмотря на то, что нам придется наблюдать со стороны, наблюдательный пункт расположен на линии. Он остаётся в башне. Вчера VB первой батареи сделал свой обход у нас. И наши отважные герои минометчики отдали честь VB; это было очень красиво. Ночь 4-го октября прошла спокойно. 04 Oktober 1941 Сегодня утром я был на дезинфекции. С большой надеждой мы начали. Сержант Mauer, Wenkel, Peters, Luedemann, Hein и я. К сожалению, мы пошли впустую. Hermi нашел еще керосинку ; это было добычей этого долгого дня. Вальтер Хайнц отправился к стоматологу. Между тем был захвачен русский лейтенант - ему не хватало приключений на задницу, и он попал на растяжку. Еще четыре человека были захвачены в плен. Два убитых под артиллерийским обстрелом. А у патруля только три незначительные травмы. Воздушные атаки были над леском. Это было что-то. Лейтенант этот оказался капитаном. Он хотел бежать, но попал на пресловутую растяжку. Он дал много показаний. Он сделал майору Kristiani предложение - нам, немцам, было бы лучше забрасывать листовки, как взрывчатку и мы добились бы большего успеха. Лейтенант пришел вместе с пленным капитаном. Этот лейтенант показал нам окоп в котором русские сидели днём, там слабая безопасность. В этой траншее сидит наводчик русской артиллерии. Это было главное для нас. 1-я рота 154 полка была захвачена в плен и так по сей день, в общей сложности 3 офицера и 118 солдат. Это сильная компания! Вечером мы пошли с лейтенантом копать новую огневую позицию. В большой траншее было быстро выбрано положение. Были начаты ходы и блиндажи. Копали быстро, чтобы оставить старые огневые позиции как можно быстрее, и это понятно. Русские стреляют днём. Только в вечернее и ночное время они прекращают и мы должны воспользоваться этим.

иван: Gerhard Friedrich Dose http://www.collasius.org/ZEITZEUGEN/1941-00-dose/41dose07.htm 05 Oktober 1941 Прошлая ночь была, как позапрошлая. Тревога, боевая готовность более или менее большими массами. А утро принесло обстрел русскими танками. Наша бедная любимая башня была полностью разрушена. Оконные рамы, стены, бак для воды… В общем башня исключена для наблюдения. Эту башню-руину я должен снять. Пару раз щёлкнул её. Да, весь день стреляют глупые танки, кроме артиллерии. Нужно заставлять себя что-то делать. Мы ходим туда и обратно. Но вечером мы смогли положить балки и насыпать земли. На пару человек была бутылка содовой. Это было очень приятно. Конечно, пиво Landser лучше, но и "Ginque" славная вещь. Должны думать не только о "пьяницах". У трезвых тоже есть права. А вечером пришел с земляных работ сержант Kleineke. Мы хотим скорее занять позицию, чтобы ответить врагу. 06 Oktober 1941 Но сегодня утром преобладают атаки русских на наш E-Werk. К сожалению, я не мог наблюдать с башни, и следил за атакой с блиндажа. Когда дела ухудшились, нам приказали выстрелить несколькими минами, куда указали. Мы не видели, но мины, как сказали, попали в пехоту. От перебежчиков мы узнали, что они атаковали 3-й батальон. Он отклонил нападение с легкостью. Русский сержант, которого переводчик назвал "великим сержантом", попал к нам в плен. Он сказал, что в его роте было четыре сильных мужика, два из которых теперь в плену. Ну, я не знаю… но в целом русские великий народ. У них нет товарищества, иначе не предали бы других. Они также, кажется, не имеют никакой радости жизни, или, скорее, они не ценят жизнь. Они просто часть "скотины" в Красной Армии или советского народа. И если нужно, то нападет один на другого, хотя и с идеей. Вы можете получить большой опыт, общяясь с ними. А сегодня наш блиндаж был завершен настолько, что мы можем переехать сюда. Плита горит довольно сильно. Можно отлично жарить хлеб на нем, кофе быстро греется и внутри тепло и светло. Наша печь была когда-то корпусом радиоаппаратуры, мы переделали её. Вы удивитесь, когда прочитаете это, но это было так. Лейтенант Мюнстерманн сейчас здесь и строит печь в своем блиндаже, где они живут с Хесингом. Может быть потому, что ему немного одиноко. Он часто выходит из себя. Его лозунг, кажется, как в Бельгии: "Сри хорошо и много". Его находят чаще с лейтенантом Матиасом. Сидят двое в подвале и гоняют шутки. Возможно, причина визита также бутылка "Henningsky" или то, что найдётся. Для изменения огневых позиций роют уже весь день, продвигаются изо всех сил. Водители возят брёвна, не калибра Orscholz, но около 20-25 см. 07 Oktober 1941 В течение дня грохотали танки, артиллерия и огнеметы. Нужно завершить в восемь. Но солдат чает только сбежать, спешит, суетится; все хотят быстро вернуться в свои норы. Башне вновь придали форму. Тем не менее, первая батарея снова и снова продвигается к башне. Русские вечером подтянули к огневой позиции ракеты или, как один солдат сказал: "Дристучую батарею". Было отмечено, что растяжки перекусили. Они были восстановлены. А теперь новость дня: наш л-т Мюнстерманн, прозванный Mmmelmann или просто Mmmel оставит нас. Однажды он пару дней уже брал на себя тяжелый взвод. Теперь он будет командовать стрелковой ротой.

иван: Gerhard Friedrich Dose http://www.collasius.org/ZEITZEUGEN/1941-00-dose/41dose07.htm 09 Oktober 1941 Сегодня утром я построил новую плиту, старая из радиоаппарата слишком дымила. Гюнтер Ванкель, окрестил наш дворец "коптильней". Так что я пошел туда и построил плиту из чугуна и кирпича. Она разогревается очень хорошо. И тосты получаются тоже замечательно. Сегодня русские ведут себя мирно. До полудня они выстрелил лишь несколько снарядов по нашей Станции. В отличие от этого, самолеты летали более активно. 10 Oktober 1941 От пары перебежчиков мы узнали утром, что русские планируют атаковать снова. И это произошло. Как сообщил позже сержант Кон, наши провели безупречный заградительный огонь, которым управляли из блиндажа. Конечно, русские мазали. К сожалению, четверо ранены из 1-й батареи. Один из них с ранением головы сказал: "Hesing убит при обстреле этим утром." Окно нашего блиндажа разрушено при бомбардировке руины башни. Несколько часов прошли спокойно, вдруг попал танковый снаряд, который потряс наш блиндаж. Проклятая артиллерия выстрелила еще раз и запыхавшись появился Линдеманн. Он передал сообщение л-та Мюнстерманна. Оказалось, не верно, что Советы перебросили дивизию с Урала к котлу под Ленинградом. Это рассказали русские комиссары. Точнее, Кингисепп и Псков, как и железная дорога «Москва – Ленинград» вернулись в руки Советов. Так они используют дезинформацию, чтобы поднять настроение Красной Армии. Печально то, что красноармейцы получают новости только от комиссаров. Но правда всегда выходит на свет. Сегодня нас также должны бы заменить. Но, как это чаще бывает: «Errare humanum est» («Человеку свойственно ошибаться»). Мы так и остаёмся на этой позиции. Эта песня об искуплении, но мы знали друг друга с 22 июня. И так как нет замены, л-т Мюнстерманн кроме нас берет на себя 3-ю стрелковую роту. Перебежчик, который сообщил о русской атаке, сказал также, что у них плохая артиллерия, потому что очень много снарядов падают на орудие в течение такого короткого времени. Таким образом, наше оружие, приобретает уважение врага. Кроме того, было 28 дезертиров. 11 Oktober 1941 Этой ночью мы с Гюнтером Венкелем проспали спокойно без каких-либо помех, без холода и сквозняков, утром показалось солнце и ...заморозки. И покой, накрывший фронт, приносит комфорт на душе солдат. Несмотря на землянки, окопы, грязь и холод, всё же имеем выходной. Сегодня Суббота, но настроение выходное, и это главное. Мы в 58-й пехотной дивизии сделали вывод, что Воскресенья, как правило, приносят нам изнурительный день. И мы в быту выбрали свой выходной. Вот почему сегодня для нас воскресенье. К сожалению, у нас больше нет радио, которое постоянно вещало: «Далёкий друг, далёкий друг, сдавайся, сдавайся и будешь накормлен…». Но мы наслаждались им, когда транслировалась музыка, которая в основном хорошая. 12 Oktober 1941 Сегодня в воскресенье, почти как вчера, ландшафт стал немного белым. Зима приходит. Новости: 1-я рота 154 полка, к которой мы относимся, должна уйти в резерв. Таким образом, вечером 14-го октября должна произойти замена. Мы верим в это! Думаем также, что вся дивизия может быть заменена. Мол, в Красногвардейск <Гатчина>, прибыли три дивизии из Франции. И мы уедем во Францию, обгоняя наше оружие и амуницию. Хочется верить! Пит (Капрал Peters) уже в пути, чтобы принять 220-й полк. Прежде всего нужно привести в порядок свою амуницию. Я не смог найти свои вещи и должен бежать в обоз и получить новые. Когда я был в больнице Котлы, мне сменили амуницию. Как вороны налетели на вещи... Надеюсь, вы не будете пилить нас и относиться к нам, как к новобранцам. Боялись, так называемого явления разложения, как во время Второй мировой войны. Это то, чего следует избегать с самого начала, возможно, из-за этого была потеряна 3-я батарея. 13 Oktober 1941 А сегодня утром мы начали наше движение к обозу. В темноте и холоде двинулись на русских передках с двумя орудиями от фронта. На рассвете ужаснула картина. Унылое настроение. Форму, безусловно, нужно менять. В целом картина: пришла замена. Только теперь нам стало видно состояние войск в тылу - начищенные портупеи, сапоги, парадная униформа. Солдаты одеты в чистую полевую форму с сапёрными лопатками на ремне. Осознаёшь, что есть две категории солдат: первые подвергаются огню вражеской артиллерии; вторые ведут почти мирную «военную» жизнь и наслаждаются. А почему нет? Почему люди должны делать себе плохо? (далее рассуждение о фронтовиках и тыловиках) А теперь коронка дня! Сегодня Л-та Мюнстерманна наградили Железным крестом 1-го класса. 1-й взвод – свидетели (комментарии излишни!!!) А теперь ещё одно событие, которое разыгралось в прошлую ночь (перед заменой): меня вечером неожиданно вызвал л-т Матиас 1-го отделения. Когда я подписывался, создалось впечатление, что в подвале царит немного пьяная атмосфера. «Дозе!», - слышу я, «русские только что выпустили красную сигнальную ракету; мы будем стрелять». После некоторых пересудов договорились, куда нужно выпустить 62 снаряда под покровом темноты. Прошло некоторое время, пока не возникла вспышка, донёсся глухой выстрел и мы стали смотреть. Левое орудие сержанта Мауера имело снова свою старую болезнь. Это значит, что только 42 снаряда было выпущено, о чём я сообщил л-ту Мюнстерманну, который не был доволен числом выстрелов и приказал выпустить еще 20 снарядов. Эти выстрелы пришлись по тому же месту. Один Melder шепнул мне: «Вы выпили». 14 Oktober 1941 Первый день отдыха запланирован на ремонт униформы, нижнего белья и оружия. Вторая пушка в мастерской отделения. Первое орудие получил 2-й взвод, у которого был только один ствол. Но зима уже начала морозить. Лед уже на всей стоячей воде. Почва твердая. Люди жалуются на холодные руки, уши и ноги. Что же будет в январе? Как я узнал, потери 1-го батальона у башни составили 12 убитых и 84 раненых. Поначалу потерь было мало, но потом они увеличились. Видно же из цифр, что мы не с девушками развлекались! Нас радует быстрое продвижение немецких войск на центральном и южном участке Восточного фронта. Теперь главные силы большевиков, кажется, должны быть уничтожены быстрым продвиженим наших войск. Возможно, эта восточная кампания скоро закончится нашей победой. Теперь у нас начинаются работы. Нужно привезти сено. Наращиваем запасы к зимовке. Но, к сожалению, сегодня вечером впервые был пейзаж из белого снега. В поездке за торфом я видел, как дети играют на льду. Да, здесь огромная разница. В августе было жарко, мы потели и проклинали жару. А сейчас? Я не видел осени. Леса не показали золотых украшений, как в осенней Германии.

SP: Вот еще одно фото "платформы".На будке висит колокол

иван: Ух ты! Ну ты Мастер!

Titan: Не было ли это одной из т.н. "шарашек"? Антенны, оборудование, изолированность, равноудаленность от близлежащих населенных пунктов... Как гипотеза.

иван: Вполне режимный объект. Рында для сигналов по распорядку.

SP: Рында широко использовалась в Красной армии,вот например: Возвратившись с задания, летчик сразу же на большой скорости рулил к капониру. Навстречу ему немедленно выбегали техники и механики, извещенные ударами в сигнальный колокол [Шепелев А. Л. В небе и на земле - Военная Литература] Платформа очень похожа на приёмопередающий радиоцентр, но не хватает документа из архива, подтверждающего это предположение . Удаленность от других объектов была необходима для чистого эфира. Например, те же электрички своим искрением токосъемников создавали сильные помехи приему. Сажевый завод (и др объекты) могли чем-то фонить итп. Потом место было на возвышенности, что тоже хорошо для эффективности работы антенн. Где-то год назад попались списки репресированных Урицка, Старо-Паново (и др), нашел в списке инженера слабых токов.Подумалось,откуда тут радиостанция ? А теперь предполагаю,что он там работал и жил.(?) Эта будка, где висит колокол, похожа на трансформаторную

FloMaster: Такой кирпично-ж/б объект в чистом поле, наверняка удачен для позиции в обороне (что и показали немцы), почему наши части его оставили и отошли? И на всех фото видны повреждения от огневых средств, в большинстве своем, с восточной стороны, что говорит о том, что мы его не обороняли и удерживали, а только обстреливали с занятых позиций.

иван: Titan пишет: Не было ли это одной из т.н. "шарашек"? А где бы надыбать СПИСОК шарашек Ленинградской области?

иван: Остехбюро - Ленинградское Особое Техническое Бюро по военным изобретениям. Михаил Тумшис, Александр Папчинский. "1937. Большая чистка. НКВД против ЧК". http://romanbook.ru/book/6717440/?page=9 «Лаборатория» — Особое техническое бюро (ОТБ) Наркомата обороны СССР в Ленинграде, занимавшееся разработкой вооружения и техники для Военно-морского флота. Среди военно-технических разработок ОТБ 30-х годов — торпедные катера волнового управления, радиофугасы типа «БЕМИ» (Б-10), приборы телеуправления танком, позиционно-всплываюшие мины, аппаратура автоматической шифровки и расшифровки радиосигналов, радиоаппаратура наведения миноносцев с самолета, приборы подъема и взрыва минных полей, телемеханический корабль-брандер, подлодка «Пигмей» и т. д. <...> Создателем и бессменным руководителем ОТБ являлся замечательный русский советский инженер Владимир Иванович Бекаури, возглавлявший свое детище более четверти века (1911–1937), автор более ста изобретений и патентов, кавалер орденов Красной Звезды, Ленина, Трудового Красного Знамени, близкий друг Серго Орджоникидзе. Вторым лицом в ОТБ в 1937 году был Ян Янович Петерсон, латыш, член партии с 1904 года. В ОТБ он курировал вопросы «режимности»...

иван: Об радиолокационных станциях (РЛС) Под Ленинградом в июле 1941 года работало 3 станции «Редут», располагавшиеся в Токсово, Агалатово и около города Нарва. В связи с августовским наступлением немцев на Ленинград станцию из под Нарвы перевели в деревню Большая Ижора на берегу Финского залива в 10 км от Кронштадта. Думал, что нашел зацепку... Ан нет. 3 Января 1934 года в Галерном порту Ленинграда, произведён эксперимент, где впервые в СССР, был обнаружен летящий самолёт, по отражённым от него радиоволнам. В опыте использовался передатчик непрерывного излучения мощностью 0,2 Вт на длине волы 0,5 м и суперрегенеративный приёмник с параболической антенной диаметром 2 м. С 1934 года, параллельно, к работам в данной области был подключён ЛЭФИ. Под Ленинградом построен испытательный полигон. Этот полигон был не у нас. Для выполнения заказов ГАУ РККА и испытания опытных образцов радиоаппаратуры НИИ-9 потребовалось строительство полигона. Место должно было удовлетворять ряду требований: удаленность от промышленных предприятий, излучающих индустриальные помехи, близость к Ленинграду, максимальная секретность экспериментов и наличие инфраструктуры для жизни и работы инженеров. Поиски подходящего места продолжались довольно долго... совершенно неожиданное предложение внес Михаил Александрович Бонч-Бруевич. Читая книгу М. И. Пыляева "Забытое прошлое окрестностей Петербурга", он обратил внимание на то, что примерно в 40 километрах от города, на берегу Невы, находилась небольшая усадьба, принадлежавшая некогда князю Потемкину. Она называлась "Островки".

иван: Irina195614 пишет (№3 от 07.03.15): Еще одна деталь: на заднем плане виден старый храм Адриана и Наталии в Старо - Паново. Если это церковь и если это "Платформа", то солнце падает с севера. Это нереально. А если это "Платформа", а на заднем плане видно главное здание радиостанции, тогда всё в порядке - солнце после полудня. Скорее всего, кирпичное здание справа от танка - это то, которое SP назвал "гаражом". А я думаю, что в нём была кухня, столовая и для общего отдыха и собраний. Труб много!

иван: иван пишет: Кажется там фонтанчик проглядывается (круглый). Я имел ввиду круг в плане у середины западного забора, то есть при въезде на объект. Есть тень от столба. Думаю, что это флагшток, на котором поднимали знамя.

иван: Краевед пишет: Интересно назначение высокого строения севернее ограды и несколких рядов небольших строений примыкающих к северной части ограды. Думаю, это жилая зона (казармы). А высокий дом - для офицеров и специалистов. Рядом с ними могли быть угольные (дровяные) сараи и гальюны.

SP: Еще одно фото "платформы". На переднем плане виден блиндаж, сделанный из калиброванного бревна.Предполагаю,что эти бревна когда-то были мачтами антенн. Вдали виден гараж на 5 боксов,левее просматривается жилой дом(казарма) с двумя обзорными лоджиями. на втором этаже.

Titan: Супер! Как жаль, что все ушло под взлетку... Потрясающая безнаказанность солдат, навскидку метров 350-400 до наших позиций, в зоне уверенного попадания.

SP: По найденным снимкам ,мы теперь имеем примерное представление , что такое объект "платформа'.Дом справа кажется закопченным,но по воспоминаниям немца (см его дневник выше) , здание было выкрашено в темно-зеленой цвет.Дуга на АФС перед зданием соответствует вытоптанной дорожке.Возможно, позже на ее месте была выкопана траншея с бруствером для безопасного перемещения с блиндажа к передовым траншеям,ее мы и видем на АФС.



полная версия страницы