Форум » Оборона Ленинграда » Старопановская операция (лето 1942) » Ответить

Старопановская операция (лето 1942)

иван: Здесь материалы, относящиеся к наступлению Красной Армии под Ленинградом в Урицке и Старо-Паново с 20 июля по 2 августа 1942 года, называемого в военной литературе «Старопановской операцией».

Ответов - 110, стр: 1 2 3 4 5 6 All

FloMaster: Titan Вполне. Я не принял во внимание, что часть атакующих подразделений могла просто отойти.

иван: Хватит вам писать это эстонское написание «Койерово»! Не было такого! Нормальное написание и произношение «Койрово» от финского слова собака - koira.

FloMaster: Вот! Спасибо за уточнение! Теперь сразу понятно, как правильно. И одно дело - Ивановка. А тут: - Как говоришь? - Койрово.. - Коерово? - Да нет же, Койрово! - Прости, у тебя насморк, не разберу... Койерово? - Иди домой!


николаевич: FloMaster пишет: Слышал о совете ветеранов 21 сд нквд. Он существует, нет? тел.. почта? Вроде как, женщина там главной... Совет 21 сд НКВД, по крайней мере, существовал в прошлом году. Они собирались ежегодно 9-го мая в ДК "Кировец" в12-00, но старейшая руководительница Совета недавно ушла из жизни. Материалы по дивизии, предположительно, находятся у ее дочери.

иван: николаевич пишет: Но дислокация пусковых установок во время этих стрельб, остается не выясненной, но и уж, вряд ли, к месту пуска может быть отнесен район больницы Фореля из-за его большой удаленности от района обстрелянных немецких позиций. (Для размещения устновок был выбран овраг, проходящий по переднему краю обороны, правее Петергофского шоссе и юго-западнее больницы Фореля.) [Бардин С. М. "...И штатские надели шинели"] Предлагаю такое разрешение противоречий: «правее Петергофского Пулковского шоссе и юго-западнее больницы Фореля». Так как правее (севернее) Петергофского ш. никаких оврагов нет, там была низменная местность, читать как Пулковское шоссе. Но кто-то при подготовке книги подумал, что современное Пулковское шоссе тут не может быть (не зная про бывшую Лигово-Пулковскую дорогу), "исправил" эту ошибку. Это место я вижу около универсама Таллинский, севернее бывшей дороги и в овраге речки Койровки (Новой). И это «юго-западнее больницы Фореля». Хотя ещё лучше было бы разместить южнее Пулковской дороги, примерно здесь: 59.828970,30.205993 около дома Генерала Симоняка, 8к1. Тогда укладываемся в «дальность» и достаём Старо-Паново.

FloMaster: Из вольного перевода воспоминаний норвежского легионера следует, что, должно быть, часть советской танковой атаки 20 июля на Старо-Паново, левым флангом, проходила через позиции Латышского батальона в Финское Койрово. Наши танки прорвали их, и рванули по шоссе до развилки в обход через Ново-Паново на Старо-Паново. 14-ая противотанковая рота NSL вышла из Константиновки наперерез и встретила огнем наши танки... On 20 July 1942 the Soviets launched a major attack on the Latvian Legion positions... ...half-kilometer or so was made towards Finskoje Koherowo to the south. Встретили, пульнули, но что там было дальше, особо не расписывает. Видать, потрепали хорошенько... Richard Landwehr

Ron: Titan пишет: Это уже из области фантазий. По этой логике можно подтянуть кого угодно. Испанцы почти три года стояли Красный Бор, Павловск, Пушкин, Александровская, отмечены по всему берегу Волхова от Киришей до Новгорода. Здесь - ни разу Так вроде же на форуме где-то обсуждали что испанцы тут были, даже ссылки на фотки были ( я скачал) : 1. http://shot.qip.ru/00GmNw-513ASQbig6/ 2. http://shot.qip.ru/00GmNw-613ASQbig7/ территориально это было тут: https://www.google.ru/maps/place/59%C2%B050'27.7%22N+30%C2%B008'32.6%22E/@59.8410273,30.1423889,15z/data=!3m1!4b1!4m2!3m1!1s0x0:0x0 Правда испанцы это или нет- я не проверял

Titan: Легко признаю ошибочность своих утверждений, как только мне покажут хоть одно документальное подтверждение хотя бы краткосрочного пребывания здесь хоть одного испанского подразделения. При наличии огромного количества немецких документов, отслеживающих практически ежедневные передвижения всех частей, никто из моих товарищей, включая узко специализирующихся на испанской теме, не нашел ни одного упоминания об этом. И без них тут был полный интернационал.

Titan: Пока разбирался, чем наше блокадное чудо-оружие отличалось от немецкого прототипа, нашел такую интересную фотку.

Titan: Фото из АртМузея: а это фото из жизни:

владимир: все верно !эти снаряды изготавливались в блокадном городе-по аналогу с немецкими...но в отличие от прототипа не имели пусковой установки а запускались прямо с заводской тары-в чем состоит их уникальность ..т.е. можно было на грузовичке подвезти скрытно заряды---дать залп и все !позицию в отличие от КАТЮШ не надо было менять !случалось снаряды улетали к противнику с тарой!с пусковой установкой......немцы говорили ОПЯТЬ ИВАН САРАЯМИ КИДАЕТСЯ ....снаряжались отечественным порохом из старых запасов см.фильм ПОРОХ ...ЭТО ДЛЯ КАТЮШ использовался ленд-лизовский !это уникально !и достойно уважения и памяти !

иван: Titan пишет: нашел такую интересную фотку. Можно приобщить к делу?

Titan: Конечно.

иван: Это, наверно, у моста «Авангардный»? Ну, тогда не в реке же ремонтировали. Скорее, на той полянке под высокими домами, где игровая площадка.

FloMaster: Несколько десятков фашистов было взято в плен. Потом их провели по улицам Ленинграда.Видео youtube Врезалось в память то, что произошло в октябре. Нам приказали явиться к мясокомбинату, куда привезли человек десять—двенадцать немцев, пленных. Кто-то сказал, что это латыши, другие — что это эсэсовцы. Немцы поняли, что должно произойти. Раздались автоматные очереди. Стоны... Пристреливание... В кинохронике тогда же, несколько ранее, показывали группу пленных, которых водили по улицам Ленинграда. Среди пленных я узнал, как мне казалось, одного из тех, кто был убит у мясокомбината. 189 СД

FloMaster: В руки попалась б/у книга "История 215 пехотной дивизии". Отправленная после Любанской операции с Волховского фронта через Тосно в Красное Село на отдых, и вышедшая в Урицк и Ст.Паново 21 июля 1942 г., где и находилась на рубежах до 21 августа 1943 г. Описание, главным образом, СПО, сражение за пановскую церковь Stützpunkt "Der Wilde mann", (Дикарь. В этой ветке, в воспоминаниях Целлера, она отмечается как высота или возвышенность Конрад Целлер) и т.д. Примечательно, в книге отмечено, (с вольного перевода), что новость о замене дивизии на 126 ID немцы услышали из русских окопов. В книге 40 страниц части Урицка, с переводом плохо, им не занимаюсь, извините, поэтому выложу пару фото. Из наградного листа мл.с-та Пронина М.И, ком.отд 54 ОИБ: "20 июля первым ворвался в Старо-Паново, под сильным артмин огнем противника, установил на церкви Красный флаг. Воодушевленные бестрашием своего командира, бойцы его подразделения бросились за командиром и выбили группу немецких автоматчиков, засевших в подвале церкви, совершенно не имея потерь" 150081323

Irina195614: Узнаю обработанный моими руками наградной лист Пронина. FloMaster, кто вам его передал???

FloMaster: Irina195614 кто передал? Сайт "Подвиг народа"

Irina195614: Вообще- то в наградном листе еще написано, что вновь занятый опорный пункт был заминирован. Что этот опорный пункт был в церкви, не указано. А кто нибудь пытался перевести текст Целлера про Старо Пановскую церковь?

Titan: Irina195614 пишет: текст Целлера Так вот же FloMaster на текст ссылку дал: После семи месяцев сражений на Волхове 6 июля 1942 года 215-я пехотная дивизия была отведена в район западнее Ленинграда, а пехотные подразделения преобразованы, их личный состав назывался теперь мотопехотинцами. Дивизия заняла оборонительные позиции между Старо-Пановом и Урицком[106]. На этом участке фронта русским удалось осуществить глубокий прорыв. Контрудар 390-го мотопехотного полка, который ранее стоял здесь, провести не удалось. Русские надежно удерживали в своих руках поселок Старо-Паново, равно как и юго-восточную часть Урицка. Если бы противник развил свой успех, если бы он нанес новый удар более крупными силами, то он смог бы соединиться с окруженными в Ораниенбаумском котле своими подразделениями. И тогда выход германским частям к Финскому заливу был бы перекрыт. Поэтому командование германской 18-й армии приняло решение подчинить 215-ю мотопехотную дивизию L армейскому корпусу под командованием генерала Филиппа Клеффеля[107] и такими соединенными силами ликвидировать прорыв. Сначала в Урицк были переброшены подразделения 435-го мотопехотного полка. Вечером 25 июля был получен приказ передислоцировать всю дивизию в район Старо-Панова. На передовой тоже была произведена передислокация частей: под Старо-Пановом остался 390-й мотопехотный полк, в центре занял позиции 380-й, а на левом фланге, в Урицке, – мотопехотинцы 435-го полка. Дивизия была пополнена тяжелым вооружением, в том числе танками и штурмовыми орудиями. Германские разведгруппы проводили рекогносцировку местности, когда по ним 30 июля был неожиданно нанесен мощный огневой удар, в котором участвовали «сталинские органы», бомбардировщики и штурмовики. Весь этот день артиллерия большой и особой мощности, а также стоявшие в Кронштадте корабли обрушивали на них свои «чемоданы». Лежа в траншее вместе с солдатами своей роты, Конрад Целлер весь день слушал в воздухе завывание тяжелых снарядов, всем телом ощущал сквозь почву их разрывы, вдыхал воздух, наполненный вонью сгоревшего кордита. Затем русские пошли в атаку массированными цепями при поддержке шестнадцати танков. Приданные дивизии танки 29-го танкового полка подбили восемь Т-34 и один КВ-1. Артиллерия дивизии вывела из строя еще несколько боевых машин. Атака была отбита. 2 августа началась операция германских сил. Пикирующие бомбардировщики обрушили на противника свой смертоносный груз, а затем три полка вступили в «рельсовый треугольник». Ровно в 12.30 обер-лейтенант Целлер выпрыгнул из траншеи и ринулся вперед сквозь дым разрывов, ведя за собой роту. 3-й батальон стал теснить неприятеля на юго-восток. Поначалу он продвигался вперед довольно быстро. Когда же мотопехотинцы подошли к русским дзотам, то пришлось подтягивать штурмовую артиллерию, которая ударила по укреплениям всей своей мощью. Одетые в коричневатую полевую форму бойцы выскочили из своих укреплений и подняли руки. Около 14 часов мотопехотинцы уже вышли на шоссе. Но здесь они наткнулись на мощный дот и позиции противотанковых орудий. Артиллерия русских была установлена на прямую наводку. – Ложись! – крикнул Целлер, когда в воздухе завыли выпущенные по ним снаряды, а земля вздрогнула от разрывов. Солдаты вжались в землю в ожидании возвращения танков и штурмовых орудий с дозаправки и пополнения боезапаса. – Будем брать вон тот дот! Конрад Целлер указал подошедшим танкам на расположенный на фланге дот, из которого вели огонь два станковых пулемета Максима. Обер-лейтенант лично возглавил группу, которая отправилась на штурм дота, тогда как остальные прикрывали ее огнем из всех стволов. Ударная группа забросала дот гранатами и зарядами взрывчатки через амбразуру. Затем мотопехотинцы ворвались внутрь дота. Так была ликвидирована опасная фланговая огневая точка русских, но несколько офицеров 380-го мотопехотного полка погибли или были ранены. По участку фронта, на котором шло наступление, из Кронштадта вели огонь линкоры «Марат» и «Октябрьская революция». – Возвращаются штурмовые орудия, господин обер-лейтенант! – восторженно воскликнул фельдфебель Плате. – Идем за ними через долину ручья! Они двигались вперед, держась за штурмовыми орудиями, которые на ходу вели огонь по работающим дзотам. Таким образом они продвинулись до восточной окраины Старо-Панова. Теперь одна только высота – «Дикарь» – оставалась в руках русских. Этот успех был оплачен ценой многих жизней. Так, во 2-й роте унтер-офицера Глаунера осталось всего десять человек. На рассвете 3 августа ударные группы 390-го мотопехотного полка взяли и «Дикаря». Капитан Шриттматтер был ранен в руку около локтя. Его батальон принял под свое командование обер-лейтенант Целлер. Обер-лейтенант Арно Тиле, который из своего единственного танка с длинноствольным 75-миллиметровым орудием расстрелял все доты и поразил более 50 целей, этим утром погиб, сраженный пулей в голову[108]. К вечеру 3 августа 1942 года боевая численность всего 380-го мотопехотного полка составляла только 105 человек. Потери же всей дивизии за два дня боев составили более 2 тысяч убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Советские войска не переставали атаковать, поддерживаемые ураганным огнем артиллерии. Обер-лейтенант Целлер на своем участке фронта, приняв под свое командование после выхода из строя обоих командиров батальонов оставшихся в строю солдат 380-го пехотного полка, неизменно отбивал эти атаки. Несколько раз он лично возглавлял ударные и разведывательные группы. Особенно он отличился в ходе контрудара на восточной окраине Старо-Панова и на вновь отвоеванной противником высоте «Дикарь». Когда атака захлебнулась, 10-й роте под командованием обер-лейтенанта Целлера все же удалось удержать в своих руках прежнюю передовую и не отступить перед надвигающейся пехотой русских. Здесь Конрад Целлер был во второй раз легко ранен. Вернувшись в дивизию, он получил от генерал-лейтенанта Книса задание – провести учебный курс для временных боевых формирований на учебном полигоне дивизии в Лаголе. 12 декабря здесь ему был вручен золотой Немецкий крест. На этот период времени пришлась ротация командиров дивизий. С ноября командование 215-й пехотной дивизией принял генерал-майор Франкевиц. Рождество 1942 года прошло в относительно спокойной обстановке. 1 января 1943 года Конрад Целлер был произведен, снова досрочно, в капитаны. Среднего роста, мальчишеской внешности, проворный офицер-очкарик пользовался полным доверием своих солдат-подчиненных. Они знали, что Конрад Целлер в бою никогда не отдаст такого приказа, который он не был бы готов в любой момент выполнить сам. Будь это разведывательные или ударные операции, атаки или диверсионные вылазки. 4 января 1943 года русские атаковали «Острый угол». В эту ночь, темнота которой казалась еще плотнее из-за бушующей метели, капитан Целлер обходил дозором передовую. Расставленные через неравномерные промежутки передовые дозорные стояли у бойниц и внимательно вслушивались в даль сквозь пелену кружащегося снега. – Все спокойно, господин капитан! На каждом посту один и тот же доклад свистящим шепотом. Ночь уже была на исходе. Часы показывали шесть. Едва забрезжил скорый рассвет, как вдруг разом глухо захлопали русские минометы. Разрывы их мин легли как раз в позициях полка. – Тревога! Гром артиллерийских орудий перекрыл глухое тявканье минометов противника. Блиндажи закачались, словно корабли в шторм, когда тяжелые снаряды орудий стали рваться в близких траншеях противника. – Они уже близко! – доложили часовые. Первая волна наступавших красноармейцев была одета в зимние маскировочные халата. Вторая – поскольку теперь уже нечего было скрывать – шла в бой в обычном своем обмундировании коричневого цвета. Захлебываясь, строчили пулеметы. Разрывы мин германских минометов выжигали в снегу темные пятна. Над каской капитана Целлера остро свистнула пуля. Целлер только пригнул пониже голову, пробираясь в самую горячую точку своего участка передовой. Порыв ветра бросил ему в лицо измельченную взрывом землю, перемешанную с песком и снегом. Он понял, что дивизионная артиллерия наконец-то поставила заградительный огонь, и разрывы ее снарядов поднимают в воздух фонтаны земли, снега и льда. Первая волна наступавших уже была на расстоянии броска гранаты. И брошенные гранаты разорвались в их рядах. Красноармейцы первой волны залегли в снег. Но за ней виднелась уже вторая, накатывающаяся сквозь вздымающиеся разрывы снарядов заградительного огня. – Атака отбита! – доложил батальон в штаб полка. И тут же Конрад Целлер узнал, что погиб фельдфебель Вайднер, один из самых отважных бойцов в битве на Волхове, имевший на своем счету подбитых танков больше всех в дивизии. Осколок снаряда пробил ему горло, на месте уложив этого кавалера золотого Немецкого креста. Весна и лето 1943 года прошли относительно спокойно. И все же дозоры, разведывательные вылазки, ночные артобстрелы и пули снайперов приносили все новые и новые жертвы. 20 августа мотопехотинцы узнали (сначала из передачи по русскому агитационному громкоговорителю), что их дивизия должна быть переброшена на другой участок фронта. Сутки спустя это оказалось действительно так. Противник располагал точной информацией. Новым участком фронта оказалось пространство южнее Ладожского озера в треугольнике между Невой и Мойкой, где 15 сентября 1943 года русским удалось осуществить прорыв. Однако спустя время после продолжительного ночного боя противник вынужден был отойти назад.



полная версия страницы