Форум » Оборона Ленинграда » Старопановская операция (лето 1942) » Ответить

Старопановская операция (лето 1942)

иван: Здесь материалы, относящиеся к наступлению Красной Армии под Ленинградом в Урицке и Старо-Паново с 20 июля по 2 августа 1942 года, называемого в военной литературе «Старопановской операцией».

Ответов - 110, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Titan: Краевед пишет: Уточните пожалуйста? Пожалуйста. Окончив в прошлой жизни аспирантуру и написав диссертацию, правда подпадая под банальное ктн, я привык после какого-либо утверждения от научного сотрудника слышать ссылку на источник, в противном случае добавляется "возможно, вероятно, требует дальнейшей проверки" и т.д. Хотя допускаю, что у наших военных историков так не принято...

Краевед: Titan пишет: Очень хочется увидеть фактическое или документальное подтверждение. Только устные воспоминания очевидцев, к сожалению. Кстати, похоже одной из задач отряда под командованием Эрнесто Франциска Гульбона была "разагитация" испанцев.

Краевед: Titan пишет: ...Хотя допускаю, что у наших военных историков так не принято... Titan пишет: Лукин В. Е. На Ленинградском фронте «Ванюша» громил врага не хуже «Катюши»: В блокадном Ленинграде в кратчайший срок было налажено производство тяжелых мин М-28, наводивших ужас на фашистов // Военно-исторический журнал. 2003. № 6. С. 36-38. ... Сто девяносто две тяжелые мины М-28 - больше 15т взрывчатки и стали - огненным смерчем накрыли сразу два батальона фашистов - испанских «добровольцев» из «Голубой дивизии» и менявших их в этот час гитлеровцев." Наверное в конце статьи есть ссылки на первоисточники?


Titan: Краевед пишет: Добавьте ещё две точки в современном Лужском районе. 1. Окрестности деревень Новое Березно, Туховежи - предположительно с декабря 1941 по 1942г. К сожалению, по документам "Голубой легион" преемник "голубой дивизии" был в Луге только 31 января 1944 года по пути эвакуации по ж/д в Эстонию, в район Тапс-Айгуйду. Здесь испанцам поручили оборону побережья Нарвы, где ожидался возможный советский десант. Да, забыл еще, в нашей области батальон испанцев был разбит южнее Поселка, севернее Мги, куда батальон встал 22 января 43. Уже 26 января от них осталось 28 человек.

Titan: Краевед пишет: Наверное в конце статьи есть ссылки на первоисточники? А Вы часто в конце газетно-журнальных статей видите ссылки на первоисточники? А эта фраза про испанцев: штамп, дернутый историком Лукиным у кого-то еще, и гуляющий из статьи в статью. Вот, например: В конце 1941 г. командование Ленинградского фронта в ходе подготовки к прорыву блокады окруженного немецкими войсками Ленинграда поручило инженерам Ленинградского артиллерийского полигона С. М. Серебрякову и М. Н. Алешкову разработать тяжелые реактивные мины фугасного и зажигательного действия. Необходимость в таких минах возникла в связи с тем, что при наличии значительного числа орудий для разрушения оборонительных сооружений противника Ленинградский фронт не имел к ним достаточного количества боеприпасов. Поставленная перед инженерами задача существенно облегчалась тем, что в середине марта действовавшие в районе Волхова советские войска захватили в поселке Кондуя немецкий склад боеприпасов, на котором хранились также и турбореактивные снаряды 28 Wurkorper Spr. (280-мм фугасная мина) и 32 Wurkorper M.F1.50 (320-мм зажигательная мина). Их конструкция была принята за основу при создании советских турбореактивных снарядов М-28 (МТВ-280) и М-32 (МТВ-320). На Ленинградском фронте использовалось сокращенное название «МТВ» (мина тяжелая вращающаяся). Здесь невольно вспоминаешь историю, простите тавтологию, историка Лукина про 2 осколка, по которым придумали и рассчитали М-26. Обе мины имели примерно одинаковую конструкцию и состояли из корпуса, реактивной каморы с турбиной, запального стакана, головной втулки, разрывного заряда (у М-32 — горючей жидкости), детонатора и взрывателя. Обе мины были оснащены одинаковыми турбореактивными двигателями диаметром 128 мм. Диаметр надкалиберной части М-28 доставлял 280 мм, а М-32 - 320 мм. К июлю 1942 г. военные представители приняли у предприятий Ленинграда 460 мин М-28 и 31 — М-32. Первые были снаряжены взрывчатым веществом «синал», а вторые — горючей жидкостью. Войсковые испытания были проведены 20 июля 1942 г. в боевых условиях: 192 тяжелые мины М-28 (более 12 т взрывчатки и стали) накрыли сразу два батальона противника — испанских добровольцев из Голубой дивизии и менявших их в этот час в укрепленном районе Старо-Паново немцев. Стрельба велась с использованием пусковых установок типа «рама», на которые укладывались укупорочные ящики с минами (по четыре на каждую установку). Эти ящики использовались как для хранения и транспортировки мин, так и для их запуска. Этот же принцип был использован при создании советских реактивных снарядов М-30 и М-31. Кроме пусковых установок рамного типа, к началу осени 1942 г. в Ленинграде разработали самоходную 6-зарядную пусковую установку ЛАП-7 на грузовом автомобиле ГАЗ-АА. Она позволяла производить раздельное попарное вертикальное наведение реактивных мин, то есть можно было производить обстрел одним залпом трех различных целей. Реактивные мины М-28 и М-32 и установка для их запуска не получили широкого распространения, так как в июне 1942 г. Красная Армия на вооружение приняла мощную мину М-30 с большей почти в два раза (2,8 км вместо 1,5) дальностью полета. Тем не менее 10 тыс. мин М-28 и М-32, изготовленных в осажденном Ленинграде, оказали существенную помощь советским войскам при прорыве блокады города. Однако более ответственные авторы избегают использовать штампы. А.В. Буров в монографии "Блокада. День за днем", пишет: "В 8 часов утра по приказу командующего артиллерией 42-й армии генерала М.С. Михалкина дивизион реактивных установок, которые ночью скрытно были сосредоточены в овраге, дал залп. 192 мины М-28, начиненные тоннами взрывчатки, обрушились на вражеские позиции и буквально перепахали их. Удар довершили артиллеристы". и т.д.

Titan: FloMaster пишет: Помимо залпа мин, вопрос, откуда танковая бригада начала наступление на Старо-Паново. Кругом же поля, ещё и реку Новую форсировать. они же где-то скапливались перед атакой, укрывались. Может, в южной части парка Александрино? Но это 2,5 км... Да и залп мин, при максимальной дальности М-28 в 1500 м... не дальше р. Новая, где, в принципе, были овраги, что не противоречит тезису "мины запускались из оврага за больницей Фореля".

Краевед: Titan пишет: А Вы часто в конце газетно-журнальных статей видите ссылки на первоисточники? В "Военно-историческом журнале" довольно часто. К сожалению №6 2003г. в архивах не нашел. Так есть в конкретной статье ссылки или нет? Возможно Вы дадите ссылку на источник в котором нашли данную статью.

Краевед: Titan пишет: К сожалению, по документам "Голубой легион" преемник "голубой дивизии" был в Луге только 31 января 1944 года по пути эвакуации по ж/д в Эстонию, в район Тапс-Айгуйду. "По документам" в 1941г. от Польши до Пушкина, Киришей, Волхова дивизия двигалась "пешим порядком"! Угадайте по каким дорогам? Да и в 1942г. тыловые части были разбросаны по многим районам Ленинградской области. Так что я склонен доверять воспоминанием очевидцев, хотя допускаю и возможность ошибки.

николаевич: FloMaster пишет: вопрос, откуда танковая бригада начала наступление на Старо-Паново Если на веру взять сущность изображения, помещенного у нас на сайте в разделе «Урицкий рубеж», то танки в момент запуска реактивных снарядов находись непосредственно в районе запуска, то есть на удалении не более 1,4 км от немецких позиций. Но, на мой взгляд, содержание этого изображения вызывает много вопросов (Почему снаряды летят с большим разбросом по направлению? Почему солдаты в момент пуска разгуливают во весь рост? Да и полет снарядов на изображении выглядит подозрительно картинным). Считаю, что о целесообразности публикации этого изображения надо подумать или, по крайней мере, в свете последних дискуссий на форуме – изменить комментарии к изображению.

николаевич: Грубо оценку возможного расположения пусковых установок при залповом пуске 20.07.42 выполним, выделив границы зоны обстрела и учтя, что предельная дальность полета реактивного снаряда не превышает 1,4 км. Эта зоны обстрела выделена красной линией, при этом точки предельного возможного удаления отмечены звездочками. При выделении зоны полагаем, что за ее пределами на 16.09.42 еще остались деревянные постройки, а в местах падения реактивных снарядов фугасного типа образовывались воронки повышенного диаметра со специфическим ореолом. Очевидно, что залп был выполнен с нашей территории. Зона возможного положения реактивных установок, отвечающая совокупности перечисленных условий, представ в виде фигуры, отмеченной зелеными линиями. Отмечу, что эта зона пойму реки Новая не охватывает. Кроме того, в одном из документов указывается, что залп в первую очередь был направлен на расположение немецкого штаба, Оценочное положение района залпового пуска не противоречит этому и логике организации стрельбы.

FloMaster: Настоящих исследований по Старо-Пановской операции не читал (а они есть?), но судя по воспоминаниям, представленных здесь, главный удар наносился все-таки по Старо-Паново. и реактивный удар, кстати, по ттх дальность 1900 м., М-28, что очень важно, и уточнено вверху, что били по Ст.Паново в 7 ч 30 мин. утра, и там как раз штаб в церкви стоял (см.карты) И пехота, и танки первыми пошли на Ст.Паново. Повторяю, это судя по воспоминаниям. А ударить ещё и по Урицку - это надо снова перемещаться, менять позицию. И ещё по минам, в наградных отмеченны шофера, доставившие рамы, цитирую, на трудные и отдаленные участки местности, что вполне можно предположить, что поставили рамы на ГАЗы, подъехали на прим.2км, сняли рамы, (или установленные в кузовах, одна машина/рамы, другая боеприпасы) дали залп, перезарядили, и так сколько раз? затем, как отмеченно, в наградных ОтдМинДив, быстро собрались и без потерь уехали. Т.е., скорее всего, залп мог происходить не из постоянных настреленных позиций, которые, например, скорее всего были за больницей Фореля, (а по воспоминаниям, та местность была просто нашпигованна артиллерией) а, учитыая погодные условия, др., мог быть произведен с ближайших к передовой позиций. Ночь, 7 утра.. былые ночи? да пусть, но пока спят, бац! и в итоге, по залпу, всё прошло успешно. Фух.х., такие интересные представленные посты нужно обсуждать где-нибудь всем вместе за чашкой пива в "теплой и дружественной обстановке".

николаевич: FloMaster пишет: сняли рамы, (или установленные в кузовах, одна машина/рамы, другая боеприпасы) По имеющимся описаниям снаряд и рама в июле 1942 г до момента запуска были нераздельны (транспортировочная деревянное обрамление снаряда играло роль пусковой установки). Дальность стрельбы в 1,9 км указана применительно к пуску мин с установки, но 20.07.42 еще не применялась. Согласен, что тема интересна, но, к сожалению, в документах и воспоминаниях много неоднозначных данных и трактовок. Так, например, в приведенном вами документе рядом с "дальность стрельбы - 1,9 км" почти рядом стоит "дальность полета - 1,5 км". Я же при построениях в посте 382 значение дальности полета в 1,4 км.

Titan: Краевед пишет: "По документам" в 1941г. от Польши до Пушкина, Киришей, Волхова дивизия двигалась "пешим порядком"! Угадайте по каким дорогам? Да и в 1942г. тыловые части были разбросаны по многим районам Ленинградской области. Так что я склонен доверять воспоминанием очевидцев, хотя допускаю и возможность ошибки. Угадыванием никогда не занимался. Не экстрасенс, увы. Пешим порядком дивизия двигалась с 23 августа 41 года из Сувалок (Польша) через Литву и через 40 дней, пройдя около 1000 км (пешком!) достигла Витебска. Далее по железной дороге испанские части перебросили к Шимску. В ночь с 11 на 12 октября первый батальон занял позиции на передовой, вместо немецкой 18-й дивизии и части 126-й дивизии. Теперь «Голубая Дивизия» вошла в состав XXXVIII корпуса 18-й Армии и отвечала за участок фронта протяженностью 50 км от Лубково на западном берегу Волхова до Куриско на западном бе-регу Ильменя. Штаб Муньоса Грандеса расположился в Григорово, к северо-западу от Новгорода. И до конца лета 42 года находилась на передовой в постоянных боестолкновениях. 23 августа 42 года (уже после обсуждаемых событий!) «Голубая дивизия» была снята с фронта, а ее место заняла 20-я моторизованная дивизия. По железной дороге и по шоссе части «Голубой дивизии» перебросили из-под Новгорода в район Вырицы, к югу от Ленинграда. Здесь дивизия вошла в состав XXIV корпуса генерала Хансена. После короткой подготовки дивизию перебросили на север на участок фронта между Пушкиным, Слуцком и Красным Бором, где 7 сентября 42 г испанцы сменили на передовой 121-ю дивизию. Тыловыми частями они никогда не были, немцы старались использовать их на проблемных направлениях, но не делили их и не разбрасывали по фронту, т.к. малоуправляемые и плохо говорящие по-немецки испанцы были сильны только вместе. Единственным исключением был январь 43 года, когда при попытке прорыва блокады по приказу командующего 18-й армией генерала-полковника Линдеманна каждая дивизия его армии выделила часть, которую следовало бы перебросить на опасный участок фронта. В «Голубой дивизии» такой частью стал 2-й батальон 269-го полка. Батальон, временно возглавляемый капитаном Патиньо, прибыл в Саблино 17 января. В ночь с 21 на 22 января батальон на грузовиках перебросили под Мгу. От Мги батальон своим ходом двинулся на север и занял позиции южнее населенного пункта Поселок, сменив обескровленный батальон 162-го полка. 22 января 1943 года в 03:00 испанцы заняли новые позиции, где в результате ожесточенных боев были практически полностью уничтожены. В результате так называемой " 1-й красноборской" операции в феврале 43 г испанцы потеряли 75% личного состава - 3645 человек из 5608. Более 300 испанцев попало в плен. Потери советской стороны оценивались в 11000 человек. Так что отлучиться и отметиться в Старо-Паново и в этот период им было проблематично.

Краевед: Titan пишет: А Вы часто в конце газетно-журнальных статей видите ссылки на первоисточники? В "Военно-историческом журнале" довольно часто. К сожалению №6 2003г. в архивах не нашел. Так есть в конкретной статье ссылки или нет? Возможно Вы дадите ссылку на источник в котором нашли данную статью. P.S. Вопрос задан повторно!

Краевед: Titan пишет: Угадыванием никогда не занимался. Не экстрасенс, увы. Пешим порядком дивизия двигаласьс 23 августа 41 года из Сувалок (Польша) через Литву ... Но ссылку по прежнему не даёте. Почему? Кстати, Сувалки - это уже Литва или Германия! Вероятно Вы используете не слишком компетентный источник?

FloMaster: Николаевич много неоднозначных данных и трактовок. Что ж, их всегда много, когда не достает документов. Слышал о совете ветеранов 21 сд нквд. Он существует, нет? тел.. почта? Вроде как, женщина там главной...

Titan: Краевед пишет: Но ссылку по прежнему не даёте. Почему? Кстати, Сувалки - это уже Литва! Вероятно Вы используете не слишком компетентный источник? Потому, что меня можно попросить что-то сделать. Обычно, это сопровождается словом пожалуйста. Общение с требованием чего-либо считаю дурным тоном. Вам здесь никто ничего не должен, это добровольное общение заинтересованных общей темой людей. Ссылок на первоисточники по испанцам не даю, так как документы покупались (не мной) за деньги в бундесархиве, люди платили переводчику, и не горят желанием дарить результаты работы всем подряд, для них это бизнес. Я даю краткую выжимку. Статей в интернете по ним много, стоит только пользоваться поисковиком. Например: http://samlib.ru/t/tonina_o_i/250-golubaya-01.shtml Насчет Сувалкского треугольника пусть спорят историки. На наших картах 40 года это Польша.

Titan: Не всем нравится Мощанский, но вот цитата про Старо-Пановскую операцию из его книги "Танки, вперед!" Перед битвой 20 июля 42-я армия Ленфронта силами 85-й и 21-й стрелковых дивизий, 1-й Краснознаменной танковой бригады, 2-го отдельного бронебатальона и 72-го отдельного дивизиона бронепоездов предприняли наступление на германские позиции в районе Урицк, Старо-Паново. Населенный пункт Старо-Паново являлся важным заслоном на подступах к южной части Ленинграда, прикрывая Урицк и Петергоф. Немцы собрали на этом участке фронта целый «интернационал» — кроме 538-го полка и 1-го батальона 272-го полка вермахта здесь оборонялся 21-й латышский батальон, 21-й запасной голландский батальон, легион «Норвегия»[83 - Официальное название «Добровольческий легион „Норвегия“», был создан 1 августа 1941 года. Согласно штату, легион должен был состоять из 1218 человек (но 20 октября 1941 года добровольцев было уже 2000). Командиром части являлся легион-штурмбанфюрер Артур Квист. Структурно легион «Норвегия» состоял из штаба, противотанковой роты, взвода военных корреспондентов, пехотного батальона под командованием Моргена Баке (три пехотных роты и одна пулеметная), моторизованной части легиона (мотоциклы БМВ), двухдивизионного подразделения самокатчиков (велосипеды), моторизованного отделения телефонистов и четырех отделений радиосвязи под общим командованием штурмбаннфюрера Финна Ганнибала Кьельструпа. Частью легиона также считался запасной батальон под командованием Генриха Петерсена, созданный в Хальместранде под Осло.16 марта 1942 года легион прибыл на ленинградский участок советско-германского фронта, где был введен в состав 2-й пехотной бригады СС. В этом районе части легиона несли патрульную службу, находясь в подчинении командования полевой жандармерии, затем участвовали в боях.] и полицейские подразделения. Собственно на предполагаемом участке прорыва находились пронацистски настроенные латыши и 538-й пехотный полк. В резерве имелась маневренная группа из 5–6 танков. Перед линией фронта находилось проволочное заграждение «в 3–4 кола» и минные поля. На переднем крае и в глубине обороны было несколько ДЗОТов. русло реки Дудергофка было местами эскарпировано, на перекрестках дорог и в дефиле имелись надолбы. Плотность артиллерии составляла 6–8 орудий на 1 км фронта. Германское командование на этом участке вело себя тихо, тем более, что производилась плановая замена частей 93-й и 58-й пехотных дивизий подразделениями 215-й пехотной дивизии, находившейся в районе Урицк — Красное Село. Национальные русские особенности при планировании операции нашим командованием в этом районе были очень типичны — по немцам и их прихвостням — латышам (не путать с истинными патриотами Латвии, сражающимися в рядах Красной армии. — Примеч. авт.) должна была нанести удар всесокрушающая дубина русской мощи, грозная, но не всегда организованная. Планировалось после прорыва обороны врага 85-й стрелковой дивизией у Старо-Паново ввести в бой десант, размещенный на боевых машинах 1-й Краснознаменной танковой бригады (1 тб: 11 KB и 7 Т-34; 2 тб: 11 KB и 9 Т-34; 4 САУ Т-26). Во второй линии за танками должны были следовать 76,2-мм самоходки на базе легкого танка Т-26, чтобы уничтожать пехоту и огневые точки противника. За ними следовала пехота и артиллерия на тракторах. 21-ю стрелковую дивизию, которая вела наступление на ст. Лигово и юго-восточную окраину Урицка, поддерживали 2-й отдельный бронебатальон (22 бронеавтомобиля БА-10), сводная танковая рота и бронерота 3-го разведывательного отдельного батальона (2 БТ-5, 7 БТ-2 и 4 БА-20). Два бронепоезда 72-го отдельного дивизиона бронепоездов были в резерве[84 - ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 1634, лл. 324–326.]. С 21.00 10 июля 1942 года 1 ктбр начала сосредоточение танков в районе исходных позиций. Концентрация техники производилась под прикрытием темноты, шум танков маскировался ружейно-пулеметным и артиллерийско-пулеметным огнем. До наступления рассвета танки двигались в одиночном порядке с большими интервалами, на малых скоростях заняли исходные позиции в указанных районах, где заблаговременно для каждого танка были отрыты капониры. Сосредоточение наших боевых машин, согласно советским предположениям, противником обнаружено не было, но уже потом пленные показали, что слышали, как наши танкисты активно «газовали». 141 сп 85 сд в течение ночи скрытно сосредоточился на линии боевого охранения. В 09.00 20 июля, после артподготовки и воздушного налета нашей авиации, подразделения 141-го стрелкового полка, атакуя противника, стремительным броском овладели первой линией окопов противника и дали сигнал на движение танков. 1 тб 1 ктбр с получением сигнала от пехоты двумя эшелонами с десантом из роты автоматчиков на броне на большой скорости, опередив продвижение пехоты, с боем прорвался на восточный берег реки Дудергофки (при этом 5 танков подорвалось на своем же минном поле, большая часть десанта рассеялась, а трактора с артиллерией безнадежно отстали и в бою не участвовали), откуда огнем и маневром обеспечил продвижение 141-го стрелкового полка и закрепление его подразделений на установленных рубежах. Несмотря на громадные потери, атака «в лоб» удалась. В течение второй половины дня и наступившей ночи танки и пехота отражали контратаки небольших групп противника. Управление танковыми подразделениями и связь в бою производились только по радио, что было большим достижением для наших танковых войск. Правда, перед боем штаб 1 тб забыл установить «ключи» комбату по переговорной таблице, поэтому связь с ним не работала в течение часа. Связь с пехотными подразделениями 141 сп была только зрительной или через посыльных, сам же командир 141 сп имел с танкистами радиосвязь. Таблицу радиосигналов наши штабисты знали плохо, вследствие чего часто набирали фразы буквами, в то время как они имелись целиком. 2-й танковый батальон бригады находился в районе станции Предпортовой для парирования возможного контрнаступления противника в полосе действий 85 сд или ее соседей. Танковая рота 3 орб с наступлением темноты была переведена на восточный берег реки Дудергофки и расположилась в боевых порядках пехоты 8 сп 21 сд, закопав там свои танки в качестве неподвижных огневых точек. 21 июля на фронте было относительно спокойно, а 22 июля в 11.00 подразделения 141-го и 59-го стрелковых полков 85-й стрелковой дивизии при поддержке танков 1-го батальона перешли в наступление с задачей последовательно овладеть восточной частью Старо-Паново, ст. Лигово и Урицком. С помощью танков, которые подавили огневые точки противника, наши войска к 13.00 закрепились на западном берегу Дудергофки, а также овладели западной частью Старо-Паново и ст. Лигово. В 14.00 два батальона пехоты противника из района Урицка и один из района Ново-Паново контратаковали наши войска, которые под прикрытием танков отошли на восточный берег Дудергофки. 23 июля оба стрелковых полка 85-й стрелковой дивизии при поддержке того же танкового батальона в 12.00 вновь атаковали противника и с боем заняли станцию Лигово, а затем продвинулись до Ново-Койерово, где окопались и перешли к обороне. Танки располагались на позициях пехоты. 2-й батальон 1 ктбр был переброшен в Старо-Паново, для возможной помощи нашим войскам в случае немецкой атаки из Ново-Паново. И тут комбат 2 сумел «отличиться» — он организовал охрану танков часовыми, которые дежурили рядом с каждой боевой машиной. В результате случайного обстрела позиций подразделений несколько красноармейцев погибли. Их число превысило боевые потери всего батальона. После закрепления стрелковых подразделений на занятых рубежах танковые батальоны были выведены с передовой и находились в тылу для отражения возможных атак противника. Надо сказать, что для наших танкистов это была достаточно удачная операция. С 20 по 26 июля погибло 22 человека (16 убито, 6 сгорело в танках), ранено 44 человека, контужено 5 человек. Только один танк Т-34 был потерян безвозвратно (подорвался на фугасе и сгорел). 2 KB были подбиты артогнем, сгорели, но могли быть восстановлены. 5 KB и Т-34 были подбиты артогнем и подорвались на минах — эти машины требовали капитального и среднего ремонта. Еще 6 KB и 7 Т-34 «после знакомства» с артиллерией противника и минами требовали текущего ремонта. Во время атак 1 тб 1 ктбр, не считая подорвавшихся на минах 5 машин, противником было подбито всего 4 наших танка. Но, чтобы пехота обретала моральную устойчивость, вопреки правилам тактики, танки оставались в оборонительных порядках стрелковых подразделений. И за эти 96 часов немцами было подбито еще 8 наших машин. Сам же 1 тб 1 ктбр в боях за Старо-Паново уничтожил: одну полковую батарею, одну батарею ПТО, одну минометную батарею, 9 пулеметов, 25 ДЗОТов, 7 отдельных орудий ПТО, 4 тяжелых орудия, 4 блиндажа с живой силой, одну автомашину и до 175 человек пехоты. В плен сдался один латыш из 21-го латышского батальона[85 - Там же, лл. 331–333.]. В этой операции нашей пехотой было захвачено несколько десятков пленных. Потом в пропагандистских целях их провели по улицам города. Зрелище было примечательное: прославленные Геббельсом завоеватели мира выглядели после жаркого боя действительно побитыми — оборванные, грязные и небритые, плелись они с опущенными головами." "Немцы не собирались мириться с нашими успехами, и в начале августа 1942 года бои за Старо-Паново закипели с новой силой. 215 пд вермахта (380, 390, 348 пп) при поддержке 10 танков, артиллерии и авиации предприняла наступление на Урицком участке фронта. Но бои приняли затяжной характер — советские войска успешно удерживали позиции." К моему сожалению, на "Подвиге народа" этих документов пока нет. ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 1634. Если кто найдет, вэлкам.

FloMaster: Единственное, что непонятно из "Танки, вперед!": с боем заняли станцию Лигово, а затем продвинулись до Ново-Койерово Опечатка, надо полагать.

Titan: FloMaster пишет: Единственное, что непонятно из "Танки, вперед!": цитата: с боем заняли станцию Лигово, а затем продвинулись до Ново-Койерово Опечатка, надо полагать. "отодвинулись"?



полная версия страницы