Форум » Люди Лигова и Урицка » Воспоминания семьи Павловых » Ответить

Воспоминания семьи Павловых

иван: С появлением на форуме Владимира Николаевича Павлова, ленинградца, до войны отдыхавшего у дедушки летом в Урицке, у нас появилась еще одна живая ниточка, связывающая сегодняшние дни с предвоенной жизнью в Урицке. Итак, читайте здесь воспоминания Владимира Николаевича и его брата Олега Николаевича. Теперь можно скачать PDF файл: Как это было. Воспоминания. Возможно, будет публикация в сборнике, подготавливаемый к печати в сентябре работниками районной библиотеки.

Ответов - 39, стр: 1 2 All

иван: Воспоминания Павлова Олега Николаевича (1930 г.р.) Часть 1. Приход немцев в Урицк и наш отход в Горелово 13/14 сентября 1941 г. Итак, война. Мне 10 лет. Моему братцу и того менее, всего семь с половиной. Лигово, дачная местность под Ленинградом. В школу я не хожу… в связи с войной… И здесь мы прозябаем в ожидании не известно чего. Мы – это я, братец Владимир Николаевич, бабушка и дедушка со стороны отца - Екатерина Минаевна и Георгий Павлович, и, живущая с нами бабушка со стороны матери, Александра Михайловна. Вот там мы и живём, на первом этаже довольно большого двухэтажного дома, который когда-то принадлежал целиком Георгию Павловичу, но потом «уплотнили» этот дом. Там живут пять семей. У нас половина первого этажа. Три комнаты, кухня и верандочка. И еще сад, довольно большой. Этот сад всегда был предметом зависти всех окружающих соседей. Этот сад всегда грабили все окружающие хулиганы. Но так как он был единственный в округе и принадлежал Георгию Павловичу. В общем, был тем местом, где мы проводили всё своё время. В саду росли несколько яблонь, которые, правда, плодоносили очень мало. Две груши, которые и вовсе не плодоносили. За садом начиналась большая сточная канава, в которой мы любили кататься на плотах и льдинах весной. В это время наша мама находилась в Ленинграде, где она работала и жила на 13-й Красноармейской улице, в квартире, которая, наверно, с 1896 года занимали наши дедушка и бабушка со стороны матери – Пётр Михайлович Григорьев и Александра Михайловна. Там жили и мы. Лето мы всегда проводили на даче болтаясь по канавам, хулиганя, подсматривая за парочками в большом Шуваловском парке, находящемся непосредственно за нашим садом и за этой знаменитой канавой, по которой теперь проходит Авангардная улица. Война. Что-то где-то гремит, что-то где-то происходит. Мы живём в полном безведении и безмятежности. Эта безмятежность доходила до того, что когда бои проходили где-то около Красного Села, буквально в 5 км от Лигова, наши родственники не понимали всего происходящего и что будет дальше. Иначе бы мы соединились с нашей мамой. Ну, вообще тогда никто не понимал что происходит. Все думали, что немцы где-то далеко, хотя через Лигово уже шли отступающие части в большом количестве. Мы занимались тем, что крали патроны с проходящих грузовиков с боеприпасами… Проходит время и вдруг начинается паника. Нас заставляют срочно рыть «щели». Мы вырыли в саду довольно большую «щель». Щель – это маленький окопчик, покрытый сверху досочками и присыпан сверху землёй. (Ни от чего фактически она защищать не могла, тем более, от прямых попаданий.) Так, значит, мы были «подготовлены» к бомбёжкам, обстрелам и так далее. С нами была наша любимая собака Орлик. Не очень породистая немецкая овчарка, которая была принуждена охранять наш сад, что она делала не слишком хорошо. И вот мы слышим стрельбу буквально на окраинах Лигова… А нам папа как-то сделал так называемый «телеграф». Это были два провода, протянутые от одного места до другого, и телеграфным ключом Морзе можно было посылать сигналы, которые читались с помощью мигающей лампочки. Мы решили поиграть в телеграф и начали мигать лампочками. Это сильно напугало наших бабушек, будто мы подавали сигналы немцам. Тогда время было напряжённое, шпионы мерещились повсюду. И если к нам подходил товарищ, и спрашивал «как пройти в больницу», мы его считали за шпиона и обязательно показывали другое направление. Бабушка стала трясти наш телеграф с криками: «Что вы делаете? Что вы с ума сошли?»… Вдруг рядом с нашей террасой, во дворе раздаётся страшной силы взрыв. Это упала на Лигово первая немецкая мина. А это означает, что немцы совсем рядом! И тут мы сиганули в окопчик… Надо сказать, до этого мы готовились к войне очень тщательно. Закопали все условно ценные вещи. Несколько тарелок из сервиза, швейная машинка и т.п. Часть вещей закопали в подвальчике, а часть – в саду. И вот мы забрались в окоп, сидим… И вдруг раздаётся один, второй гулкий грохот… Оказывается, рядом с нами выехало немецкое полевое орудие крупного калибра (большая такая гаубица на гусеничном ходу) и бьёт по Клинову (это посёлок, который был расположен недалеко от нас)… Как я сейчас помню, у нас, у детей страха не было, было интересно. Наступил следующий день. Орудие периодически бьёт по Клиново и, по-видимому, дальше к Ленинграду. Мы понимаем, что находимся на линии фронта. Здесь линия так и осталась на всё время блокады. Фронт проходил почти по нашему дому. Чуть дальше было озеро такое… Правда оно было слито и текла река Дудергофка… И вдруг слышим голос: «Рус зольдат ест?». Мы говорим, что никаких солдатов нет и понимаем – нас захватили немцы. Мы вылезли из своих окопчиков под крики немцев «Раус, раус!..» (Наружу!). Смотрим, рядом горит соседский дом Блиновых (друзья дедушки и бабушки)… Наш дом стоит пока целый. Понимая, что здесь оставаться нельзя, мы идём в тыл. Мы идём через горящее Лигово. Горят пока отдельные дома, остальные более или менее целы. Лежат убитые мирные жители. Мы с братом смотрим на это с любопытством. Идём вдоль железнодорожной насыпи в Горелово. Подходим к будке путевого обходчика, примерно, на середине пути. И, видимо, в это время наши наводчики увидели какое-то движение людей у будки. И начался обстрел этой будки… Вокруг нас начали рваться снаряды. Обстрел был короткий, попаданий не было, мы уцелели. Двинулись дальше. Дошли до Горелова. С собой мы, кажется, ничего не взяли… советские паспорта... Не помню, чтобы мы несли какие-то вещи. Может, дедушка что-то взял из ценностей… В Горелове мы поселяемся в блиндажах, где стояла красноармейская часть. Это огромные землянки, с хорошим накатом двух или трёх слоёв брёвен. Живём… не знаю как. Никаких продуктов у нас не было. Помню, что ходили по грибы. Было очень много грибов в тот год. Прошло некоторое время… Один раз нас бомбила советская авиация, считая, что там находились немцы. А немцы находились где-то там на передовой и нас не трогали. Потом, через какое-то время появились и стали выгонять нас из блиндажей. Выгнали. Мы отправились в Горелово, в сам посёлок. Он почти целиком был не тронут, за исключением нескольких домов. Мы и еще одна семья поселились в брошенных домах. Питались тем, что Александра Михайловна находила на колхозных полях с картошкой, капустой и т.д. Иногда бегали к немецкой кухне с попытками получить какой-нибудь котелок супа. Но это удалось нам один или два раза, потому что желающих было много, у немцев были свои фавориты, которым они постоянно оставляли остатки с кухни, а пришлые не получали ничего. В общем, осень прошла более-менее благополучно, потому что была главным образом картошка. И наступила зима. Зима… Ну, дров было много, потому что дома кругом были брошенные, разрушенные… тепло, слава богу было. Но есть абсолютно нечего. Повторяю, никаких хлебных карточек при немцах нам не полагалось. По-прежнему пытались добывать на полях уже полу-замёрзшую картошку…

иван: Аудиозапись (MP3, 6.7 MB) Высылаю Вам две аудиозаписи воспоминаний моего брата. Считаю, что их опубликование на форуме представляет определенный интерес. Полностью, воспоминания занимают около одного часа. В них рассказывается также о наших послелиговских скитаниях по оккупированной территории и возвращении в Ленинград после освобождения в 1944 г. Часть 1. Приход немцев в Урицк и наш отход в Горелово 13/14 сентября 1941 г. Это рассказ очевидца прихода немцев в Урицк 13/14 сентября 1941 г. Очевидец – мой брат Олег (1930 г рожд.). В рассказе упоминаюсь и я («Вова», 1933 г рожд.). Своими воспоминаниями брат делился со своей дочкой и внучкой в 2008 г. Как очевидец этих же событий, его рассказ могу дополнить некоторыми моментами, наиболее ярко запечатлевшимися в моей детской памяти. 1. В день прихода немцев и на следующий день каких-либо контактных столкновений (боев) немцев с нашими войсками в самом Лигове мы не наблюдали. В основном, немцы вели артобстрел наших позиций и Ленинграда. Наши же войска отвечали редкими артиллеристскими выстрелами. 2. Очагов пожаров 14.09.41 г. в самом поселке было немного (не более 3…5). 3. К наиболее заметному пожару, который мы наблюдали при нашем уходе из Лигова 14-го числа, можно отнести пожар так называемого «Сажзавода». Большой столб черного дыма, частично отображенный на фото, опубликованном Olants в разделе «Старо-Паново», практически точно соответствует и моим воспоминаниям (мы уходили из Лигово западнее Старо-Панова вдоль железнодорожной насыпи Гореловского направления). 4. В момент нашего ухода из Лигова (вторая половина дня 14-го числа) какого-либо движения жителей в поселке нами не наблюдалось. Мы перемещались по Лигову и далее до Горелова практически в одиночестве. Не наблюдалось и каких-либо существенных сосредоточений в центральной восточной частях поселка и немецких войск. 5. Мне кажется, что в своем рассказе мой брат несколько сгустил краски, говоря о «валяющихся трупах». В моей памяти за время нашего движения по всему Лигову (от ул. Ленина дом 107 до юго-западной окраины поселка) запечатлелись только двое убитых мирных жителя и ни одного военного. 6. Но вдоль северо-западной насыпи участка железнодорожного полотна Лигово-Горелово лежало много убитых наших солдат (не менее 20…30 трупов). Предположительно, это были трупы ополченцев. Рядом с ними какого-либо оружия не было, а положение их тел указывало на то, что они были убиты во время бегства вдоль насыпи в сторону Лигова. Запомнилась подбитая полуторка на железнодорожном переезде на Волхонской дороге с ящиками гранат. Из кабины полуторки, через открытую дверцу кабины свешивалось тело убитого шофера. 7. Упомянутые в рассказе «блиндажи» в Горелово находились на правом высоком берегу Дудергофки. На этом месте после войны было построено здание филиала НИИ Кировского завода. С этого возвышенного берега как на ладони был виден не только поселок Урицк, но и многие Ленинградские здания. В том числе Измайловский собор. Рядом с ним (на 13-ой Красноармейской) находилась наша Ленинградская квартира, в которой, уже в блокадном Ленинграде, находилась наша мама, ничего не знающая о нашей судьбе уже начиная с 13-го сентября. С этого же берега мы в начале октября наблюдали и пожар, предположительно, нашего Лиговского дома. На нашем Советском берегу маячил козловой кран, стоящий в морском порту советского Ленинграда. Этот кран долго стоял и в послевоенное время, напоминая мне о лихолетье моего детства. 8. На мой взгляд, не следует проводить равенство (а оно часто начинает просматриваться в некоторых воспоминаниях) – если немец, то это фашист, а если фашист, то он, встретив мирного жителя, заставит его копать яму, для того, чтобы закопать тело после расстрела. Я не оправдываю фашизма, а призываю к объективному освещению событий. Отмечу, что благодаря человеческому отношению ко мне некоторых немцев (даже в нарушение имеющихся у них инструкций и приказов), я пережил военные годы. николаевич

николаевич: Спасибо администратору форума за расшифровку воспоминаний моего брата Олега Николаевича. Аудиозапись добавляет эмоциональную окраску повествования, даёт большее ощущение реальности событий. Иллюстрационные фото материалы можно увидеть в разделе Водные объекты » Фотографии В.Н. Павлова Кроме того, помещаю здесь дополнение к воспоминаниям, которые были опубликованы ранее: Перед приходом немцев 14.09.41 в Лигово многие его жители прятали свои пожитки в огородах и подвалах. В частности и наша семья закопала в подвальчике нашего дома (ул. Ленина 107) ряд вещей. Пепелище дома удалось посетить в конце лета 1944 г, когда разминированы были только улицы, выделенные нитками колючей проволоки и надписями «мины». С риском подорваться, прощупывая почву штыком рядом подобранной винтовки, мы по не разминированной территории дошли до пепелищ и из под слоя гари и земли извлекли наше «фронтовое» блюдо (надеюсь, что нашу «находку» не будут рассматривать в качестве клада и не обяжут ¾ от блюда сдать в пользу государства).


Atom: Спасибо, интересные воспоминания! Вы нам расскажете что было в 42-44 годах?

иван: николаевич пишет: Спасибо «ивану» за распечатку воспоминаний. На мой взгляд, жалко, что не удалось представить воспоминания в форме аудио записи. В этом случае, эмоциональная окраска повествования непосредственным участником событий, некоторый диалоговых характер воспоминаний могли бы в большей мере донести «дух» событий тех лет. Добавил аудио. Там обе части (объединил) повествования.

иван: Лето мы всегда проводили на даче болтаясь по канавам, хулиганя, подсматривая за парочками в большом Шуваловском парке, находящемся непосредственно за нашим садом и за этой знаменитой канавой, по которой теперь проходит Авангардная улица. Вопрос: вы так и говорили? Шуваловский парк? А на каком основании? Нас тут как-то давно спрашивали "где Шуваловский парк?" на предмет могилы родственника.

николаевич: иван пишет: Вопрос: вы так и говорили? Шуваловский парк? А на каком основании? Нас тут как-то давно спрашивали "где Шуваловский парк?" на предмет могилы родственника. В детстве мы и не только мы Полежаевский парк ошибочно называли Шуваловским.

ALEX: николаевич пишет: детстве мы и не только мы Полежаевский парк ошибочно называли Шуваловским. Интересно, мне как раз попадались упоминания о захоронениях в Шуваловском парке, я думал это про Александрино ак... а оказывается вот оно как!

Titan: Я всегда ассоциировал эти упоминания о захоронениях в Шуваловском парке с районом Парголово. А сами воспоминания очень интересны, во-первых узнаваемостью описываемых мест, и во-вторых идеологической непредвзятостью, от черно-белой идеологии со временем очень устаешь.

иван: Titan пишет: А сами воспоминания очень интересны, во-первых узнаваемостью описываемых мест, и во-вторых идеологической непредвзятостью, от черно-белой идеологии со временем очень устаешь. Слушал передачу на "Эхе" о солдатских мемуарах ВОВ. Военный историк сказал, что, к сожалению, изданных мемуаров людей воевавших в нижних чинах несравнимо меньше книг, написанных офицерами и высшими командирами. Расказывал о недавно изданной книге солдатских мемуаров.

николаевич: *PRIVAT*

Olants: Владимир Николаевич, мне кажется будет интересно Ваши (брата) воспоминания дополнить официальными армейскими донесениями тех дней, кстати и о Шуваловском парке. Если позволите, то я завтра выложу.

николаевич: Olants пишет: Если позволите, то я завтра выложу. Конечно, ДА

Olants: С разрешения Николаевича 1941 сентябрь 13-14 Паника на станции Лигово Доклад коменданта Кр.Села (фрагмент) Шереметьевский парк (фрагмент)

николаевич: Спасибо (и, наверно, не только от меня) за опубликованные документы. Правда, в одном месте их содержание вошло в противоречие с моей памятью. А именно, строки: «… противник к утру <14/09/41> был отброшен и в данный момент ведется по ст. Горелово и проходящему по близости шоссе артиллерийский обстрел». Примерно в указанное в документе (10…12 часов) мы уходили из Лигова вдоль железнодорожной насыпи. «Отброшенных» и «отбрасывающих» не заметили. Единственно, в районе железнодорожной будки на перегоне Лигово-Горелов наша группа (5 человек) была подвергнута артобстрелу. Считаю интересным, что в документе нашло место еще одно подтверждение того, что Полежаевский парк в быту чаще именовался «Шуваловским».

Olants: николаевич пишет: Спасибо (и, наверно, не только от меня) за опубликованные документы. Правда, в одном месте их содержание вошло в противоречие с моей памятью. николаевич пишет: Примерно в указанное в документе (10…12 часов) мы уходили из Лигова вдоль железнодорожной насыпи. «Отброшенных» и «отбрасывающих» не заметили. Единственно, в районе железнодорожной будки на перегоне Лигово-Горелов наша группа (5 человек) была подвергнута артобстрелу. Возражать я не могу, оспаривать – тем более. Вы подумайте, могла ваша группа идти другой дорогой, другим путем? Ведь в донесении не говорится в какую сторону был отброшен противник. Вы шли в Горелово? николаевич пишет: в районе железнодорожной будки на перегоне Лигово-Горелов наша группа (5 человек) была подвергнута артобстрелу. Вот этот факт подтверждается донесением. николаевич пишет: Считаю интересным, что в документе нашло место еще одно подтверждение того, что Полежаевский парк в быту чаще именовался «Шуваловским». Простите - Шереметьевский парк.

николаевич: За Шереметьевский парк приношу извинения. Виноват, ошибся. Ошибочное выражение радости из поста удалил.

Olants: Olants пишет: Вы подумайте, могла ваша группа идти другой дорогой, другим путем? Ведь в донесении не говорится в какую сторону был отброшен противник. Вы шли в Горелово? николаевич пишет: Примерно в указанное в документе (10…12 часов) мы уходили из Лигова вдоль железнодорожной насыпи. «Отброшенных» и «отбрасывающих» не заметили. Единственно, в районе железнодорожной будки на перегоне Лигово-Горелов наша группа (5 человек) была подвергнута артобстрелу. Если дорога на Горелово - то про это время и место есть ещё документы.

николаевич: Olants пишет: Если дорога на Горелово - то про это время и место есть ещё документы. Это здорово и интересно. Я думаю, что общественность не обидится, если они будут опубликованы.

admin: Olants пишет: Шереметьевский парк (фрагмент) БОЕВОЕ ДОНЕСЕНИЕ № 174 ШТАБ ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА 18.10.41 к 24.00 42 армия. Положение частей без изменений. На всем фронте методическая артиллерийская и минометная перестрелка. Противник наибольшую активность проявлял на Урицком направлении. Его артиллерия и минометы подвергали частым налетам районы НОВАЯ, Шереметьевский парк /2 км. сев.вост.НОВАЯ/ и шоссе в районе УЛЬЯНКА. Шереметьевский парк назван логично - землёй владели Шереметьевы. Ныне его называют Александрино. В двух километрах от бывшей деревни Новая. А вот довоенное народное название Полежаевского парка, как «Шуваловского», нарушает и логику, и историю. Тем не менее, я открою новую тему (топик) «Шуваловский парк в Лигове» в разделе «Топонимика». Может быть нароем что-нибудь по этой зацепке.



полная версия страницы