Форум » Оккупанты » Пособники немцев (агенты) » Ответить

Пособники немцев (агенты)

comme1: [quote]Ещё с довоенных времен немцы имели в Ленинграде немало агентов. Германское консульство усиленно занималось вербовкой советских граждан. На стороне врага готовились выступить и достаточно многочисленные группы, бывшие до тех пор «вещью в себе». В мирное время они поругивали советскую власть, а когда началась война, стали готовиться к тому, чтобы активно помогать захватчикам. В одной из декабрьских сводок содержится запись, резко выделяющаяся среди прочих. Профессор ЛЭТИ Косман говорит: «Всё идет и движется так, как надо, и чем хуже, тем лучше. Им удалось увеличить норму хлеба за счет экономии, образовавшейся благодаря большой смертности в Ленинграде… Голод наш союзник. Пусть гибнут тысячи, десятки тысяч, и тогда город будет сдан немцам». Это уже не голодное отчаяние. «Они» – это «большевистские» власти. А кто такие «мы»? Диссидент Константинов особой вредности Только в сентябре 1941 г. в городе было выявлено 140 подрывных листовок и анонимных писем, и по каждому случаю проводилась прповерка. Получив сведения о подобной агитпродукции, секретно-политический отдел Управления НКВД начинал разработку. Обычная схема была следующей: сначала наблюдали, собирали информацию, потом, при необходимости, подводили своих агентов, и только выявив всю группу, арестовывали. Рассказы о том, как брали под стражу огульно, по подозрению, мягко говоря, не соответствуют действительности. Вот как работали чекисты по делу так называемых «Идеологов». В августе – сентябре 1941 года в Урицке (Лигово) стали появляться листовки. Изначально прокламации с призывами прекратить строительство оборонных сооружений и сдаваться забрасывали с самолётов пропагандисты осаждавшей Ленинград группы армий «Север». Их собирали и уничтожали. Но вскоре в городе появился некто, переписывавший тексты от руки и подбрасывавший в почтовые ящики, в подъезды домов, даже в кошелки женщин на базаре. Урицк – городок небольшой, все на виду. По содержанию и почерку работники секретно-политического отдела создали предполагаемый портрет автора. В размножении гитлеровского агитпропа заподозрили школьного учителя Константинова, отец которого раньше служил управляющим поместьем у князя Юсупова. Чтобы проверить подозрение, сотрудник «наружки» раздобыл несколько листовок, образец почерка Константинова и отправил на графологическую экспертизу, которая подтвердила – почерк один и тот же. Однако арестовывать педагога не стали, а установили наблюдение. Выявив, что Константинову помогают ещё двое коллег, взяли всех. Учитель формально был с фашистами не связан, но стремился хоть чем-нибудь им помочь. Подобные ему люди являлись не агентами, а, скорее, диссидентами. Однако, как свойственно диссидентам, язык за зубами держать они не умели. Таков, например, оказался артист Нелидов, попавший в одну из сводок УНКВД со словами: «Я хочу пробраться к немцам. От советской власти я не видел ничего, кроме страданий. В городе есть люди, которые пригодятся для работы против советской власти. При переходе к немцам об этом им сообщу». Как видим, многократно оплёванный потомками секретно-политический отдел занимался отнюдь не расправами с невинными. Он отвечал за дела серьезные и жизненно важные для оккупированного города. А то, что потом работу СПО представили совсем в ином свете, а кое-кого из его «жертв» реабилитировали – совсем другая история и политика совсем иного времени. [/quote]

Ответов - 0



полная версия страницы