Форум » Жертвы режимов » Злодеяния белофинов » Ответить

Злодеяния белофинов

иван:

Ответов - 9

иван: Кровавые следы финско-фашистских злодеяний (От военного корреспондента «Правды») С каждым километром продвижения по земле, освобождаемой от врага, перед нашими воинами всё шире развертывается картина кровавых злодеяний финнов. В самом начале наступления на Карельском перешейке бойцы одного из наших подразделений, ворвавшиеся в поселок Ту-докас, увидели около пылавшего дома изуродованный труп красноармейца. Спина его была исколота штыками, кисти рук отрезаны... Несколько минут в глубоком молчании простояли бойцы над телом своего товарища, и каждый из них дал клятву беспощадной мести. Чудовищным пыткам был подвергнут красноармеец Лазаренко, попавший в лапы маннергеймовцев. Финские палачи вогнали ему в ноздри патроны, а на груди раскаленным шомполом выжгли пятиконечную звезду. Но и этого показалось мало гнусным садистам. Они разбили своей жертве череп и запихали внутрь сухари. На трупе красноармейца Булыгина, попавшего в плен к финнам, также сохранились следы ужасающих пыток: вырван левый глаз, на лице вырезана звезда, проломлен череп. Несколько дней назад бойцы подразделения капитана Власенко обнаружили труп советского офицера. Финны выкололи у него глаза, отрезали нос, уши, губы. Так же, как и немцы, финские палачи творят зверскую расправу над мирным советским населением. Захватив в результате стремительной атаки населенный пункт Валкярви*, наши бойцы обнаружили на берегу озера следы концентрационного лагеря. От взятого в плен капрала Лииматайнена они узнали о том, как мучили здесь финны советских людей. Заключенных зверски били, издевались над ними, убивали за малейшую провинность. Многие из мирных советских людей, томившихся в этом лагере, погибли от голода и истязаний. В другом лагере, находившемся в Кивиниеми, заключенные жили под открытым небом. Финские охранники систематически избивали их, не щадя ни женщин, ни детей. Неопровержимо установлено, что в Финляндии, так же как и в Германии, существуют невольничьи рынки, открыто торгующие советскими людьми. Цена военнопленного — 20 марок. Покупатель становится полновластным хозяином над жизнью и смертью своего невольника и обращается с ним, как с рабочим скотом. .. На одной из дорог Карельского перешейка, неподалеку от района жарких наступательных боев, красноармейцы увидели плакат: женщина, прижимавшая к себе изможденного ребенка, простирала к ним руку. Надпись на плакате гласила: «Спеши на помощь, боец! Твои братья и сестры — советские люди — ждут твоего прихода, ждут освобождения!» Прочтя эти призывные слова, наши воины ускоряли шаг. Они спешили в бой, охваченные одним чувством, одной мыслью: отомстить! Отомстить финским захватчикам за все их кровавые преступления, за смерть и муки советских людей. Н. ВОРОНОВ. Ленинградский фронт, 25 июня 1944 г., (По телефону). _________ * Валкярви - Валкъярви, Белое озеро. В 1948 году деревня была переименована в «дачный посёлок Белозерское», затем в «дачный посёлок Кривко» и затем в Мичуринское. Посёлок назван в честь советского растениевода Ивана Мичурина из-за находившегося в посёлке специального сельскохозяйственного училища.

Краевед: иван пишет: Кровавые следы финско-фашистских злодеяний (От военного корреспондента «Правды») ... Н. ВОРОНОВ. Ленинградский фронт, 25 июня, (По телефону). Следует уточнить - 25 июня 1944г.

Краевед: Сборник документов и материалов 1945 год СООБЩЕНИЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ КОМИССИИ ПО УСТАНОВЛЕНИЮ И РАССЛЕДОВАНИЮ ЗЛОДЕЯНИЙ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ И ИХ СООБЩНИКОВ О ЗЛОДЕЯНИЯХ ФИНСКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ НА ТЕРРИТОРИИ КАРЕЛО-ФИНСКОЙ ССР ... Финско-фашистские палачи убивают раненых офицеров и бойцов Красной Армии. ... Сознательное истребление раненых бойцов и командиров Красной Армии финскими воинскими частями подтверждается многочисленными показаниями финских военнопленных. Солдат Юхо Хейскаиен из 3-й пехотной бригады показал «В Петрозаводске навстречу нам шли пленные красноармейцы. Их гнали ударами прикладов. Я видел раненого красноармейца: один из наших солдат взял автомат и застрелил его на месте». Солдат финской армии Вяйне Неваранта из 21 отдельного батальона сообщил: «Наш батальон повел наступление севернее Медвежьегорска. За время этого боя попало к нам в плен около 100 красноармейцев. Их повели в тыл. Лейтенант Ниеми оставил часть раненых красноармейцев при себе, заявив, что их привезут после на подводах. Когда остальные пленные достаточно удалились от этого места, Ниеми стал из револьвера пристреливать раненых красноармейцев. Лично он застрелил 8 человек. Остальных велел прикончить одному из автоматчиков. Очевидцами этого были все солдаты нашего взвода». Аналогичные показания дал Комиссии связной начальник тыла 27-го пехотного полка 18-й дивизии солдат Леопольд Ниеми: «Я знаю много случаев, когда финские солдаты и офицеры расстреливали русских военнопленных. В марте 1942 года при занятии острова Гогланд нами было захвачено в плен более 30 русских моряков. Я видел, как солдаты нашего 1 батальона расстреляли около дороги трех из них, а после допроса были расстреляны и остальные Офицеры говорили, что русские матросы — это самые заядлые большевики и их нельзя оставлять в живых. Операцией по захвату острова руководил генерал-майор Пояри». Секретной инструкцией штаба 7-й финской пехотной дивизии за № 511 частям финской армии предписано самое откровенное мародерство: «При всех обстоятельствах, как только позволяет обстановка, надо снимать с убитых солдат противника все обмундирование и снаряжение. В случае надобности к этой работе можно привлекать военнопленных. Основание: телеграфное распоряжение штаба финской Карельской армии». Захваченный в плен Красной Армией бывший заместитель начальника Олонецкого лагеря военнопленных - N 17 Пелконен на допросе показал: «Я полностью разделял проводимую финнами фашистскую пропаганду. В лице русской национальности я видел исконных врагов моей страны. С таким мнением я пошел воевать против русских. В лагере для советских военнопленных № 17 администрация лагеря, в частности мой начальник лейтенант Соининен, говорил, что русские, даже находясь в плену, продолжают оставаться для финнов врагами и не поддаются воспитанию, а способны соблюдать лагерный режим только после физических мер воздействия. На основании этого я, считая советских военнопленных за ничтожество, ощущал свое превосходство над ними и, пользуясь их беспомощностью, при всяком удобном случае вымещал на них злобу... » ... http://www.open-karelia.ru/voina/332-o-zlodeyaniyah-finsko-fashistskih-zahvatchikov-na-territorii-karelo-finskoy-ssr-chast-vtoraya.html


иван: Краевед пишет: Следует уточнить - 25 июня 1944г. Исправил.

Краевед: № 24 Доклад о злодеяниях белофиннов на временно оккупированной территории СССР, направленный начальнику ГлавПУ РККА А.С. Щербакову его заместителем И.В. Шикиным г. Москва 28 июля 1944 г. ГлавПУРККА по Вашему приказанию собран обширный материал о злодеяниях белофиннов на временно оккупированной советской территории (прилагается). Материал включает в себя 75 актов, составленных и подписанных представителями Красной Армии, местных советских и хозяйственных органов и гражданского населения, 85 показаний финских военноплен- ных солдат и офицеров, бывших свидетелями или участниками зверств, 7 приказов и распоряжений финского командования и властей, несколь- ко заявлений отдельных советских граждан и выдержек из иностранной, в том числе и финской прессы. Кроме того, собрано около 90 фото- графий, часть из них найдена у убитых и пленных солдат и офицеров финской армии, часть сделана нашими фотокорреспондентами после освобождения оккупированных местностей. Материал распределен по своему содержанию на 3 основных раз- дела: 1. Истребление белофиннами советских военнопленных. 2. Истребление советского гражданского населения. 3. Разрушение и ограбление советских городов и сел. 1. Истребление белофиннами советских военнопленных Собран многочисленный материал относительно зверской расправы финских белобандитов над пленными, особенно ранеными, советскими бойцами и офицерами. Он свидетельствует о диких, варварских истязаниях и пытках, которым подвергали финские садисты свои жертвы перед тем, как умертвить их. Множество найденных трупов замученных советских офицеров и бойцов имеет ножевые раны, у многих отрезаны уши, нос, выколоты глаза, конечности вывернуты из суставов, на теле вырезали полосы кожи и пятиконечные звезды. Финские изверги практиковали сжигание людей заживо на костре. Вот выдержка из акта с описанием трупа неизвестного красноф- лотца: «Труп лежит на спине, голый. Левое предплечье выломано из лок- тевого сустава. На внутренней и наружной поверхности предплечья имеются большие кровоподтеки и ссадины. Первые и вторые фаланги всех пальцев левой кисти вырезаны и лежат рядом, мягкие ткани их обрезаны. На правом плече посредине ключицы имеется глубокая рана см на 5. Правая кисть обожжена, 1, 2, 3 и 4 пальцы вырезаны, 5-й палец вы- ломан и свисает на тонкой кожице, изрезанные пальцы лежат вблизи от трупа. Глаза выколоты, живот вспорот, желудок, тонкий кишечник и сальник выложены наружу и обожжены. Лицо, голова, шея, передняя поверхность груди, живот, боковые поверхности живота, поясница, бедра, половые органы значительно обожжены. Из вышеизложенного видно, что краснофлотец был захвачен ране- ным и подвергнут жестоким и мучительным пыткам, облит горючей смесью и подожжен. О чем и составлен настоящий акт». О том, до каких гнусных, изощренных пыток доходят финские садисты, свидетельствует акт и постановление военного следователя о найденном 25.VI—1944 г. на берегу Ладожского озера трупе неизвестного красноар- мейца, заживо сваренного на костре в большой железной бочке. Из показаний военнопленных видно, что среди белофинской солдат- ни нашел распространение дикий, каннибальский обычай вываривания голов умерщвленных советских военнопленных с целью отделения мягких покровов от черепа. Не менее ужасна участь советских военнопленных, которым в первую минуту была сохранена жизнь. В концлагерях был установлен режим, рассчитанный на вымирание военнопленных медленной, мучительной смертью. Их морили голодом. Бараки, в которых были размещены пленные, как правило, круглый год не отапливались. Ужасающие антисанитарные условия жизни во- еннопленных и гнилая, несъедобная пища были причиной массовых желудочных и других заболеваний. Самой же распространенной болез- нью, чаще всего имевшей смертельный исход, было общее истощение. Вот выписка из «Книги больных полевого госпиталя военнопленных» Олонецкого лагеря военнопленных: «Из 1988 человек, прошедших через госпиталь, умерло 558 человек, в том числе поступивших с диагнозом: Общая слабость (большей частью при одновременном наличии другого заболевания) —175 чел. Истощение — 42 Понос — 41 Отечность — 42». Медицинской помощи ни раненые, ни больные не получали. По показанию финского солдата Тойво Лайне, раненые в лагере Кангасниеми, не получая медицинской помощи, «сами выковыривали из своих ран осколки». Он же показал, что один раненый военнопленный, которого привели на перевязочный пункт, не был принят, его оставили на улице, на морозе, и ночью он умер. Результатом этих нечеловеческих условий жизни явилось массовое вымирание советских военнопленных в финских концлагерях. Не- сколько цифр: В лагере близ дер. Семчигора находилось 100 человек. Рядом с лагерем — кладбище, на котором похоронен 31 военнопленный. В Олонецком лагере № 7, где содержалось под стражей одновременно до 800 человек, смертность доходила до 5—6 случаев в сутки. В этом лагере после освобождения гор. Олонца обнаружены 930 одиночных могил, 4 большие групповые могилы и, кроме того, большой ров, полный трупами. Когда в иностранной, в том числе швейцарской, печати появились сообщения о варварском режиме и высокой смертности в финских ла- герях для военнопленных, Маннергейм вынужден был в декабре 1942 г. выступить со следующим заявлением: «Английская информация утверждает, что в лагерях для военноплен- ных в Финляндии умерло от голода 20 ООО пленных. До августа этого года действительно умерло 12 ООО пленных...» Но и этим не ограничиваются преступления финских бандитов по отношению к советским военнопленным. В систему вошли зверские избиения и массовые расстрелы военнопленных, Не единичны случаи, когда охрана лагерей устраивала гнусную, кровавую забаву, натравливая собак на беззащитных людей. Пленных используют как подопытный материал при медицинских экспериментах. Шведская газета «Фольксвильян» по этому поводу в начале этого года писала: «В Стокгольме среди врачей известно, что в Финляндии русскими военнопленными пользуются в качестве объектов для медицинских экспериментов. Финские врачи пользуются русскими военнопленными для того, чтобы установить, какое количество воздуха можно ввести в кровь человека. Это причиняет жертвам при "исследо- вании" ужасные мучения, после чего наступает смерть. На "опытах" над русскими пленными пытаются также выяснить, какое количество наркотических средств может выдержать человеческий организм». 2. Истребление советского гражданского населения Вскоре после оккупации белофинскими захватчиками Карело- Финской ССР и части Ленинградской области они загнали большую часть советского гражданского населения, преимущественно русских, в концентрационные лагеря. Нами собран материал о 6 концлагерях, расположенных в Карелии. В лагерях содержались советские граждане всех возрастов — от грудных детей до стариков. Режим, по существу, ничем не отличался от режима в концлагерях для советских военно- пленных: голодный паек, болезни, грязь, избиения, надругательства, расстрелы. Особенной жестокостью отличался режим в Олонецком лагере № 8 и в Кутижмском лагере смерти. Изнуренных постоянным голодом людей заставляли работать по 12—14 час в сутки. Исключения не делалось ни больным, ни детям. Тех, кто не в силах был двигаться, притаскивали к месту работы, а по окончанию рабочего дня опять тащили в лагерь. Избиения были обычным явлением. В лагерях имелся целый набор различных инструментов для истязаний: плети, резиновые дубинки, трубки от противогазов, наполненные песком. Истязания производились в одиночку и группами. За невыполнение непосильных рабочих норм женщин и девушек стригли наголо. За малейшие отступления от установленного порядка или за выход за ограду без конвоя грозил расстрел. В лагере № 8 в среднем ежедневно умирало 2—3 человека. Издеваясь над советскими гражданами, начальник лагеря № 8 рас- порядился каждую неделю под предлогом борьбы со вшивостью загонять мужчин, женщин и детей вместе, раздетых донага, в очень жарко нато- пленную баню и держать их там в течение 45 мин при плотно закрытых окнах и дверях. Люди доходили до обморочного состояния, у 60-летней Фалькиной Марии был на этой почве правосторонний паралич. Врач Кутижмского лагеря Бейно Колыхмайнен превратил больницу в застенок, которого пленные боялись больше, чем карцера. Больные предпочитали скрывать свою болезнь, чтобы не попасть в лапы этого зверя. Он обычно выстраивал больных в шеренгу и бил их палкой, при- говаривая «работай, работай». Больных, у которых появлялись от ис- тощения отечности, он нередко отравлял, подмешивая в лекарство яд. Массовая смертность была результатом нечеловеческих, зверских условий жизни в Кутижме. 10.111—1942 г. в Кутижму была прислана новая партия заключенных в 600 человек. К13.VII—1942 г. из этой партии в живых осталось только 160 человек. Дикий произвол царил не только в лагерях, но и за их оградами. За «самовольную отлучку» из деревни, за хождение по городу после 10 ча- сов — расстрел. Зверски были расстреляны гр. Бакланов и его 15-летняя дочь Зоя. Их вина состояла в том, что их встретили по дороге в деревню Чайниково, где они надеялись добыть кусок хлеба. Финский головорез, бывший студент университета в Хельсинки, солдат Салминён пишет: «Вчера мы расстреляли двух "рюсся", отказавшихся приветствовать нас. Мы уж им покажем!» Карательные отряды врывались в деревни и без выбора расстрели- вали и вешали ни в чем не повинных мирных граждан. 3. Разрушение и ограбление советских городов и сел По ущербу, нанесенному гор. Петрозаводску, можно заключить, что финская военщина поставила себе целью разрушить полностью столицу Карел о-Финской ССР. Из основных предприятий гор. Петро- заводска разрушены: типография им. Анохина, пивоваренный завод, хлебокомбинат, Соломенский лесопильный завод, лыжная фабрика, Онежский машиностроительный завод и многое другое. Полностью разрушен, сожжен и разграблен Петрозаводский университет, разгра- блены музеи, уничтожены и вывезены различные ценные экспонаты, невоспроизводимые кустарные работы, церковная утварь. Уничтожено 5 школьных зданий. Разрушены здания государственной филармонии и финского театра. Совершенно разрушено и разграблено электросиловое хозяйство Петрозаводска. Железнодорожная станция и узел Петроза- водск частично взорваны и совершенно разрушены, частично требуют капитального ремонта. Разрушено много яслей, лечебных заведений и жилых домов. Финские разбойники совершенно разрушили, взорвали и сожгли Свирскую ГЭС, в свое время питавшую электроэнергией город Ленин- град. Предварительно все ценные приборы были демонтированы и выве- зены в Финляндию, сохранилось лишь то, что финны не успели увезти. В г. Лодейное Поле уничтожен крупный завод автоприцепов и другие предприятия. Серьезный ущерб нанесен городам Медвежьегорск, Кондопога и раз- личным поселкам. Среди собранных документов имеется план финских военных властей и приложенный к нему чертеж уничтожения поселка Вознесенье. Не меньший ущерб нанесен финскими белобандитами сельскому хозяйству Карело-Финской ССР и Ленинградской области. Наш ма- териал отображает лишь очень незначительную часть этих злодеяний, сожженных деревень, разграбленного колхозного и личного имущества крестьян. Изложенные факты подтверждаются прилагаемыми фотографиями. Все представляемые материалы вместе с копиями фотографий на- правлены т. Лозовскому С.А. Оригиналы документов и фотографий находятся в 7-м Отделе ГлавПУР ККА. Ознакомившись со всеми собранными материалами, характеризую- щими зверства финнов над советскими людьми, временно подпавшими под их иго, считал бы необходимым наиболее яркие документы (акты, показания пленных и фотографии) использовать в нашей центральной печати, «Фронтовой иллюстрации» и выпустить листовку для войск Красной Армии. Прошу Вашего согласия. ПРИЛОЖЕНИЕ: Два обзора на 175 листах и 88 фотографий. Генерал-лейтенант И. Шикин. Ф. 17. On. 125. Д. 250. Л. 149—156. ПОДЛИННИК. ЗНАТЬ И ПОМНИТЬ Преступления фашизма в годы Великой Отечественной войны Автор-составитель Н.К. Петрова Москва. Вече, 2012 стр. 187-192

doryman: После всего этого-нам "шоколадного маршала" на стену , ...ть !

николаевич: О злодеяниях белофиннов и не только...Из воспоминаний Алексей Алексеевича Киселева, узника (1941…1944 гг.) финского лагеря для военнопленных Kejulie, впоследствии - видного ученого-астронома. Последний этап путешествия (30 км) пришлось совершить в открытом кузове грузовой автомашины при 20-градусном морозе. На её маленькую, с низкими бортами, площадку финны умудрились «посадить» до 40 человек. Ослабленные и измученные продовольственным голодом – а большинство из нас не ело уже вторые сутки – тесно прижимаясь друг к другу, мы стояли там в продолжении всего пути, не имея возможности ни только сесть, но и отвернуться от жгучего дыхания встречного ветра. Чтобы кто-либо нечаянно не выпал за борт, охранники протянули вдоль них канат и, пропустив его под мышками строящих с краю, крепко стянули в петлю, соединив нас таким образом в своеобразный «пучок». Счастье тому, кто оказался в середине. В число этих «счастливчиков» попали мы с А.П. (< А.П. –Андрей Петрович Курилев, отец моей супруги, погибший в1942 году в финском лагере для военнопленных Kejulie >). Когда грузовик остановился, и финны открыли борта, окоченевшие от холода и неподвижности люди, потеряв опору, стали буквально падать на лёд дороги: редкий удерживался на ногах. К счастью, до ближайшего барака-изолятора для новоприбывающих оставалось всего несколько десятков метров, и мы, кто ползком, кто на четвереньках, а кто и на своих двоих, сравнительно легко достигли его: ведь там нас ожидало тепло и, может быть, обещанный обед… Алексей Алексеевич Киселев. Выдающийся советский ученый. С 1946 по 1950 гг. — студент математико-механического факультета Ленинградского Государственного Университета. В 1950 г. был осужден к 10 годам лишения свободы по статье 58-1б и 6 лет работал на шахтах Воркуты. В январе 1956 г. освобожден и в июле того же года полностью реабилитирован. В 2002 г. за большие заслуги в развитии астрономии А.А.Киселеву было присвоено звание “Заслуженный деятель науки РФ”.Именем Алексея Киселёва названа малая планета (4592) Алкиссия (Alkissia), открытая в 1979 году. Братская могила в Kejulie (Финляндия)

иван: Финские концлагеря в России в 1941-1944 гг. В концентрационных лагерях содержались как семьи, так и одинокие люди, выселенные из Заонежского и Кондопожского районов, Вознесенья и Подпорожья Ленинградской области, не говоря уж о городских жителях, не успевших эвакуироваться. Все в оккупированной финнами Карелии действовало 17 концлагерей и «спецтюрем». Центральная тюрьма п. Киндасово Территориальная тюрьма Кестеньги Концлагерь Киннасваара Концлагерь Колвасярви (Куолоярви) Лагеря для перемещённых лиц (1 ЦВА Восточная Карелия) Концлагерь Абакумов—Бузянская Концлагерь Хабаров—Клеева Концлагерь Климанов—Лисинский Концлагерь Ляпсин-Орехов Концлагерь Орлов—Сименков Концлагерь Семереков—Свиридов Концлагерь Тахуилов—Звездин Концлагерь Хепосуо Концлагерь Паалу Концлагерь Видлицы Концлагерь Совхоза Концлагерь Ильинское Также существовали 7 концентрационных лагерей в Петрозаводске: Концлагерь № 1, располагался на Кукковке (ныне — Старая Кукковка) Концлагерь № 2, располагался в бывших домах Северной точки Концлагерь № 3, располагался в бывших домах Лыжной фабрики Концлагерь № 4, располагался в бывших домах Онегзавода Концлагерь № 5, располагался в Железнодорожном посёлке (в годы войны — Красная Горка) Концлагерь № 6, располагался на Перевалочной бирже Концлагерь № 7, располагался на Перевалочной бирже Из воспоминаний: Аркадий Ярицын, Петрозаводск: "Много лет после освобождения, да и теперь ещё иногда, как только закрою глаза, вижу перед собой ряды колючей проволоки с часовыми на вышках. Передо мной проходят исхудалые лица женщин и измождённых мужчин, детей с потухшими глазами, одетых в тряпьё. Вижу страшную вывеску с предупреждением о расстреле. Из дома, что и сегодня стоит на улице Олонецкой в Петрозаводске, время от времени доносились страшные крики. Там истязали и пытали людей. Туда доставляли виновных в нарушении лагерного режима или тех, кого охранники считали таковыми по своему усмотрению. Новоявленные палачи, не считаясь с девической стыдливостью, не слыша детского плача, срывали со своих жертв одежду и избивали резиновыми плётками. Такому избиению мог подвергнуться каждый, ибо никто не мог предвидеть, к чему придерётся надзиратель". Виктор Николаевич Волков привлекает цепкой своей памятью и поныне живущей обидой, болью не утихающей, не прощением тех, кто отнял у него три года детства: "Вот этот страшный дом. Улица Олонецкая, 2. Штаб лагеря - некоторые звали комендатурой. Тут наша колонна остановилась. Вышли начальники. Сделали перекличку. Волковы! Мой отец - на костылях, сестре Вале - 5 лет, мне - 8. Раечка у мамы на руках, ей один годик. Объявляют - нельзя выходить из лагеря, взрослые будут работать каждый день, продукты будут выдаваться раз в неделю. Каждая семья имеет право занять только одну комнату. Пошли мы по улице Олонецкой, стали спрашивать, где есть жильё. Вышли на улицу Чапаева, увидели большой деревянный дом на пустыре. В том доме нашлась комнатка: три на три метра на пять человек. Был декабрь 1941 года. Крики, гам, стоны, солдаты финские с винтовками. Вещи все отобрали, разрешили взять только то, что смогли унести в руках - одежду и одеяло. Назавтра погнали мать на разгрузку дров, на разборку кирпичных разбитых зданий. Однажды послали на переборку картошки… Из продуктов главный продукт, конечно, была мука. Но это была не мука! Это была молотая белая бумага с добавкой муки. Хлеба, коржа из неё нельзя испечь, хоть ты удавись, не получалось. Мы варили эту муку, глотали серый клейстер, который щёлкал на зубах, прилипал к нёбу. Как мы ждали весну! Скорее бы увидеть, сорвать травинку, съесть. Когда трава пошла, её тут же всю съедали, огороды были голые, чёрная земля. Первой съедали крапиву, затем клевер. От голода, от грязной травы началась дизентерия. В лагере появился врач Богоявленский. Его палка ходила по спинам тех, у кого плохо убран двор, грязно в уборной. Маму стали гонять на рытьё траншей. Рядом с кладбищем рыли, а затем возили туда мёртвых. Утром по лагерю едет телега-ящик, собирает умерших за ночь. Летом парней, которым исполнилось 15-16 лет, финны отправили на лесозаготовки. Вернулись к зиме - кожа да кости. Многие после померли от чахотки... Ленина Макеева, Петрозаводск: "Когда началась война, отец уверял нас, что долго она не продлится, и отправил семью в его родную деревню Шангостров, где жила его мать, моя бабушка. Но война туда пришла быстрее, чем в Петрозаводск. Мы пытались уйти от наступавшего противника и отправились в сторону Свири. Мне было пять с половиной лет, а братику Юре - три с половиной. Я вела его за руку. Мы ушли в лес. С нами шли и другие деревенские семьи. Кончилась еда. Некоторые из женщин пошли на брошенные колхозные поля накопать картошки. Но тут появились финские разведчики. Так мы оказались в плену. Мама была беременной уже на последнем месяце и в деревне родила двойню девочек. А через некоторое время нас разместили в домах барачного типа, которые были уже обнесены колючей проволокой. Семья наша выросла. Нас было уже пятеро, и с нами из деревни приехали бабушка и дедушка. Поселили нас в комнате на 15 квадратных метрах, и было в ней пять семей. В общей сложности 21 человек. В условиях голода, холода, без медикаментов люди вымирали целыми семьями. Не обошло это горе и нас. Один за другим умерли бабушка и дедушка. Организм мамы тоже ослаб, и она заболела куриной слепотой и малокровием. Мои маленькие сестрички Галя и Нина, не получая даже материнского молока, тоже умерли. Мы с мамой остались вдвоём. И не знаю, что было бы с нами, если бы не девочка-подросток 14-летняя Римма Гуляева, ныне Иванова, родом из той же деревни Шангостров. Вместе с взрослыми она тоже выходила на работы. Благодаря своей сноровистости умела найти то у финнов, то среди местного населения что-нибудь съестного. И непременно делилась с нами. Антонина Натарьева, Петрозаводск: "…В лагере каждую неделю - баня. Но необычная это была баня, и люди её боялись, словно огня. Её окрестили "прожаркой". От такой "прожарки" с густым настоем хлорки многие теряли сознание, в том числе и мы с Валей. Но раньше отведённого на помывку времени никто не имел права выйти из бани. Наши же лохмотья "прожаривались" в другом помещении, потом выкидывались на улицу. В толпе не так-то просто было найти свою одежду". Раиса Филиппова, пос. Элисенваара: "Когда мне исполнилось 11 лет, я с семьёй оказалась в 6-ом петрозаводском лагере на Перевалке. Чтобы не умереть с голода, приходилось проникать в город. У кухонь или солдатских казарм нам, детям, иногда что-либо перепадало. А в город проникали разными путями. Иногда пролезали через проволоку, а когда у ворот стоял добрый охранник - пропускал. Невдалеке от леса находился финский госпиталь. Подойдём к окну и начнём просить хлебушка. Иногда солдаты бросали, а бывали случаи, когда над нами смеялись и вместо куска галеты бросали бог знает что. Однажды мы возвращались из города в лагерь. Выпустил нас через ворота охранник, который особых препятствий не чинил. А вот когда мы вернулись обратно, на вахте стоял уже другой охранник, и он сдал нас в комендатуру. Нас отвели в сарай, где стояли длинные скамейки, положили на них и резиновыми плётками нанесли кому по 15, кому по 25 ударов. После такой порки матери нас на руках относили в бараки. Не выдержав голода и жестокостей лагерной жизни, некоторые из моих братьев и сестёр умерли. Другие - спустя годы…

николаевич: Сегодня, 28.06.16 на радиостанции "Эхо Москвы" утром с 5 до 6 в связи с появлением в СПб памятной доски Карлу Маннергейму прошла передача о его роли в блокаде нашего города. Имеются и ряд интересных материалов на сайте "Эхо Москвы" по этой теме (в разделе - "Цена победы").



полная версия страницы